Вектор образования

Сейчас
Яндекс.Погода

Рассылка

Календарь событий

Ноябрь 2017 г.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Наши партнеры

Наши мероприятия

Болезнь пилигрима

Болезнь пилигрима
06 июня 2013

В этом году ученический туризм мог бы отметить 95-летие, однако школьники, учителя и экскурсоводы вряд ли увидят большие торжества – отрасль находится на грани вымирания.

Появлению учебных экскурсий система образования обязана Надежде КРУПСКОЙ. По ее инициативе в первый – 1918 – год существования советской власти было создано Центральное бюро школьных экскурсий. По мнению «первой леди», туризм следовало активно использовать в борьбе с безграмотностью, в осуществлении культурной революции. На плечи бюро легли задачи разработки маршрутов, подготовки экскурсоводов, выпуска обучающей и разъясняющей литературы. По инициативе Надежды КРУПСКОЙ экскурсии были включены в учебные планы большинства предметов – естествознания, истории, литературы, географии.

Летом 1920 года в Москве и Петрограде параллельно открываются научно-исследовательские экскурсионные институты, между которыми зародилась здоровая конкуренция по разработке методики проведения экскурсий, подготовке экскурсоводов, созданию методических пособий и так далее. Ученые, помимо научной работы, проводили время на всевозможных конференциях, показательных экскурсиях, публичных выступлениях о роли и месте туризма.

Уже в первые годы советской власти экскурсии стали не только способом проведения досуга, но и средством развития общественной активности и идеологического воспитания человека. Другими словами, с момента возникновения экскурсии были связаны с пропагандой нового строя. С 1924 года появились первые экскурсии, посвященные жизни и деятельности Владимира ЛЕНИНА. Вместе с тем, идеологические перегибы привели к признанию ряда памятников чуждыми новой культуре и к обоснованию массовых разрушений архитектурных и скульптурных памятников.

В начале 1930-х туризм был поставлен на широкую ногу с помощью Всесоюзного добровольного общества пролетарского туризма и экскурсий. «Вертикаль власти» в управлении, создание инфраструктуры, подготовка кадров, выпуск литературы привели к тому, что в первый год существования экскурсиями было охвачено более 11 млн человек. Туризм стал массовым явлением: по стране было создано 300 туристических баз в 34 субъектах СССР.

На экскурсию помимо трудового и социалистического воспитания возлагалась функция коммуникации, обмена опытом. В топ-лист вошло посещение великих строек: БАМ, Днепрогэс, южноуральская Магнитка. После войны – места боевой славы, братские захоронения, мемориалы.

70 % стоимости экскурсии оплачивалось за счет профсоюзов, если речь шла о трудовых коллективах, и 100 % за счет министерства культуры и Всероссийского общества «Знание», если в поездку ехали школьники. Детей вел профессиональный экскурсовод, а учителю оставалась лишь роль организатора. В 1985 году статистика зарегистрировала почти 209 млн экскурсантов.

Примечательно, что в большинстве европейских стран туризмом управляют в ведомствах, отвечающих за развитие промышленности. Прежде всего, потому что туризм приносит немалую долю доходов в государственный бюджет, а следовательно, под нужды любопытствующих требуется создавать инфраструктуру. Помимо приведения в надлежащий вид памятников архитектуры, музеев, галерей в список необходимого входит строительство гостиниц, вокзалов, аэропортов, не считая дорог и торговой сети, где можно купить сувениры, карты и прочую атрибутику. Более того, в ряде стран Европы, например в Австрии, на законодательном уровне закреплен приоритет экскурсионных автобусов перед остальным транспортом на городских улочках и внутригосударственных магистралях.

Добрый кусок туристического потока, особенно в промышленно развитых странах, у памятников истории отнимают визиты на действующие производства. Силиконовая долина ежегодно принимает около 1,5 млн туристов, концерн «Сименс» в Германии – более миллиона туристов, автогиганты «БМВ» и «Мерседес» – около 700 тысяч каждый. Помимо музеев с действительно уникальными экспозициями, экскурсантам открыт доступ на действующие конвейеры, в лаборатории, общежития сотрудников. «Концерн «БМВ» каждую 4-ю машину продает туристу. Он просто не может отказаться от обладания произведением искусства, когда увидел, как его создают», – емко сказано на официальном сайте «БМВ».

К сожалению, на сегодняшний день в России ситуация складывается совершенно иная. В стране по пальцам можно пересчитать города, приспособленные под туристов, где есть разработанные туристические маршруты, достаточное количество памятников, пригодных к показу, развитая инфраструктура (гостиницы, логистика, за исключением ларьков, торгующих сувенирами сомнительного происхождения), надлежащая система безопасности и так далее. Это всем известные Москва, Санкт-Петербург и его окрестности, города Золотого кольца, населенные пункты Черноморского побережья. Отдельной кастой стоят объекты религиозного наследия – Соловецкие острова, Саров (имеющий статус закрытого города), Верхотурье, но их вряд ли можно брать в расчет, поскольку в России – единственной стране Европы – действующие культовые сооружения в большинстве своем закрыты для любопытствующих организованных групп атеистов с фотоаппаратами. Это наследие доступно прежде всего для паломников из внутреннего резерва верующих и их иностранных братьев.

Отсутствие внятной туристической политики постепенно привело к сокращению как внешнего, так и внутреннего потоков экскурсантов. В числе «обездоленных» оказалось не только взрослое население, предпочитающее Египет, Турцию и другие зарубежные страны, но и школьники, которых во многом лишили доступа к культурному наследию.

«Упало количество экскурсий у всех, потому что у нас нет приезжих. Челябинск – город неэкскурсионный, нетуристический. И то же самое с областью. Поскольку мы были долгое время закрыты, у нас нет потока туристов, как в тот же самый Екатеринбург. Поэтому туризм выживает только за счет местного населения и в основном за счет школьников, – говорит экскурсовод Елена ЗАХАРОВА. – Раньше составляли списки экскурсий, их разрабатывали для определенного возраста, по разным темам школьной программы. Сейчас проще директору, учителю отказаться от поездки и провести урок на месте».

В отличие от Европы, в России практически нет промышленных предприятий, открытых к показу. Вот лишь несколько ответов, полученных в пиар-отделах предприятий Челябинска и его окрестностей на вопрос об экскурсиях для школьников:

– У нас вредное и опасное производство. Техникой безопасности строго запрещено пускать в цеха посторонних, тем более если мы говорим о детях. Визит каждой делегации у нас согласовывается с дирекцией завода, и мы, как правило, на этот короткий промежуток времени останавливаем производство.

– Что вы хотите у нас увидеть? Идет обычное изготовление деталей на станках, и вряд ли детей заинтересует этот, скажем так, процесс.

– У нас есть музей завода. В нем представлена вся продукция, выпущенная с момента запуска предприятия, есть много фотографий, макеты некоторых деталей. Ровным счетом вы увидите то, что происходит сегодня на заводе.

– Нет! Ну вы что, смеетесь? Как вы представляете себе экскурсию по нашему заводу? Они что, будут свободно гулять по цехам, да еще с фотоаппаратами? У нас секретное производство! Если нам разрешит управление в Москве, то мы подумаем.

– А что вам делать на заводе, который пока простаивает? Я вам не скажу, когда мы получим заказ, потому что это коммерческая информация.

В отличие от западных производств, где на конвейерах действуют роботы, а, к примеру, сборка автомобилей больше напоминает зарисовки из будущего, нашим предприятиям похвастаться нечем. Значительная доля производств уже пришла в негодность или была разорена, да и сам внешний вид цехов скорее вызывает уныние, нежели радость.

«Наши предприятия, в лучшем случае, были построены в середине прошлого века. Я понимаю, что у современных детей, живущих в мире компьютеров, посещающих зарубежные страны (хотя вряд ли они там ходят по предприятиям), привыкших к чистой, современной, аккуратной обстановке, которую они видят по телевизору, возникает диссонанс, когда они приходят на подобные отечественные предприятия, и убеждение в том, что они никогда не пойдут рабочими, – считает учитель химии гимназии № 96 Челябинска Екатерина ГОРВАТ. – С другой стороны, когда они видят, что благодаря труду создается нечто, что можно потрогать, увидеть, и это результат твоего труда, то мне кажется, это оказывает большое влияние».

Там, где производство было модернизировано, как, например, в известном цехе «Высота 239» Челябинского трубопрокатного завода, экскурсии, как правило, разрешены. Но для проведения предприятию необходимо иметь специально обученного человека, способного доступно рассказать и показать. В числе промышленных экскурсоводов оказываются действующие специалисты, для которых каждый визит оборачивается отрывом от производства на несколько часов.

Безусловно, есть ряд промышленных производств, открытых для посещения посторонними. Списка достаточно, чтобы охватить весь перечень учебных дисциплин, изучаемых в школе. Фабрика «Оружейник» в Златоусте, Троицкая ГРЭС, кондитерская фабрика в Челябинске, филиал корпорации «Пепси» в Екатеринбурге всегда рады организованным группам детей.

«Я не скажу, что промышленный туризм развит слабо, но это молодая отрасль, в области ею начали заниматься всего несколько лет назад. Раньше это был частный бизнес, когда туристическая компания самостоятельно организовывала туры по запросам. Сегодня губернатором области поставлена задача развивать туризм, в том числе промышленный, – говорит главный специалист отдела туризма Министерства культуры Челябинской области Виктор ТКАЧЕВ. – Мы пытаемся формировать положительный имидж Челябинской области, представляем ее на различных выставках, в средствах массовой информации – это наша политика как органа государственной власти. Но никто не будет финансово поддерживать предприятие, чтобы там развивался промышленный туризм. На это в области нет денег».


Экскурсия на предприятие для педагога становится уравнением со многими неизвестными. На него возлагается тяжелая ноша организатора с функциями бюрократа.


Немало проблем и с транспортом. Автобус, на котором школьники собираются ехать в путешествие, должен соответствовать целому перечню требований. Помимо технической исправности всех систем транспортного средства, места должны быть оборудованы ремнями безопасности, у автобуса должен быть грузовой отсек и проблесковый маячок желтого цвета. Если школьников набралось больше, чем на два автобуса, необходимо согласование с ГИБДД и сопровождение патрульной машиной. У водителя должны быть медицинское освидетельствование, лицензия на перевозку детей, а если маршрут рассчитан на более чем 300 км, в автобусе должны находиться два водителя. 

В крупных городах есть транспортные предприятия, способные выполнить эти условия, но каждый новый пункт прибавляет в стоимости поездки. В итоге цена за один час дороги с минимальной тысячи рублей может значительно подрасти. Гораздо хуже обстановка в мелких городах и на селе – заказывать автобус приходится за десятки и сотни километров, которые также вносятся в пробег автобуса. К сожалению, школьные автобусы для длительных экскурсий малопригодны – их вместительность едва превышает 30 посадочных мест, в них, как правило, нет кондиционеров, сидения некомфортны, да и двух водителей школа едва ли может содержать.

Перевозка железнодорожным транспортом также накладывает ряд обязательств – медицинские карты на каждого ребенка, горячее питание, ремни безопасности на каждую верхнюю полку, сопровождение сотрудника полиции и медицинского работника, не говоря уже об отдельном вагоне, в котором по идее должна ехать организованная группа детей.

И это не считая сбора заявлений от каждого родителя, многочисленных приказов по школе, сбора средств на питание, транспорт, возможно, плату за входной билет, если речь идет о посещении музея, инструктажа по безопасности и многих других составляющих бюрократической волокиты, из-за которой педагоги отказываются участвовать в экскурсиях и поездках.

Отдельного разговора заслуживает роль учителя во время самой экскурсии. Если в рамках учебного занятия в классе многим педагогам порой тяжело удержать детей в строгой аскезе ученика, то в условиях промышленного предприятия, где каждый болтик, каждое движение вызывает настоящий интерес ребенка, о внимательности и терпении учителя следует слагать легенды и оды.

«Условно: если ребенок упал во дворе, получил травму – родители спокойно относятся к ссадине. Но если ребенок выехал с педагогом, порезал пальчик – ЧП грандиозного масштаба, – сетует Екатерина ГОРВАТ. – С другой стороны, многие педагоги считают, что раз их коллега едет на экскурсию, значит, он будет развлекаться и отдыхать, а не заниматься детьми. Хотя подобные упреки слышны от тех, кто ни разу не выезжал с детьми на экскурсии. Лично я порой возвращаюсь с экскурсий абсолютно обессиленная».

Возникает вполне резонный риторический вопрос: а зачем при таких муках возить детей на экскурсии? Ответ во впечатлениях, полученных от хорошо организованной экскурсии: то, что было прочитано по бумаге, стало вполне ощутимой явью.

Наверняка практически каждый педагог сегодня может констатировать, что дети страдают дефицитом фантазии и воображения – рационального размышления о том, как может быть на деле организован тот или иной процесс, предмет, явление. Можно бесконечно долго объяснять и говорить, как, например, из куска руды получается металл или из воды – электричество.

«У нас всегда есть какая-то тема, если мы идем на производство. Например, девятиклассники приехали на арматурно-изоляторный завод в Южноуральск, чтобы изучить силикатную промышленность. Все производство – от массозаготовительного цеха до выпуска готовой продукции – показывают: из каких компонентов должна состоять масса, чтобы в конечном итоге получился изолятор для линии электропередач, как идет процесс, что в итоге получается, как сушится, обжигается, глазуруется и так далее – весь технологический процесс, – поясняет Елена ЗАХАРОВА. – Любой учебный предмет, пускай даже физика или химия, – это не просто теоретические знания, а еще какое-то практическое применение, у детей должно быть представление о производстве, чтобы они понимали: продукция не падает с неба».

Для учителя химии челябинской гимназии № 96 Екатерины ГОРВАТ школьный промышленный туризм – часть ее педагогического кредо. Концепция стала лейтмотивом ее выступления на областном конкурсе «Учитель года», обращения на съезде победителей конкурсов профессионального мастерства к вице-губернатору Павлу РЫЖЕМУ и темой мастер-классов на многочисленных семинарах и конференциях.

«Мы посетили фабрику «Пепси», тем более что тема актуальна: все пьют газировку, рассуждают о том, вредна она или полезна. Поехали на завод, посмотрели всю технологию розлива, заглянули в химическую лабораторию и затем вышли на проектно-исследовательскую деятельность, расставили все точки над i, – делится опытом Екатерина ГОРВАТ. – По ее итогам дети выполнили целый ряд проектов. Они предложили свои рецепты напитков: добавили ингредиенты и описали результат. Нарисовали этикетки для нового напитка и придумали рекламную кампанию. Посчитали, сколько надо выпить напитка, чтобы пополнить организм углеводами и при этом оставаться в форме, не опасаясь увеличения веса».

Прейскурант полезных свойств промышленного туризма довольно широк. Помимо познавательной функции, когда ребенок воочию видит, ощущает производство, он формирует свое отношение к конкретному виду трудовой деятельности, определяя степень своего желания быть, например, металлургом или химиком.

«Когда мы спрашиваем детей, кем они хотят стать, получаем ответ: «Не знаю. Буду сдавать такие-то и такие-то экзамены». То есть ребенок выбирает предметы, под них ищет себе вуз, потом, в лучшем случае, поступает на «модную специальность» на бюджет, в худшем – на «коммерцию», учится, приходит на производственную практику и понимает, что жизнь банкира сильно отличается от того, что показывают по телевизору. Вместо богатства, роскоши, машин и квартир – рутинная работа с бумагами, компьютером, массой цифр и данных, – говорит Екатерина ГОРВАТ.– У ребенка нет понимания того, чем ему предстоит заниматься, хотя «банкир» звучало красиво. А действовать надо наоборот – сначала осознанно выбрать профессию, а затем – экзамены».

Помимо успехов на учебном фронте, педагог с гордостью говорит о сильном воспитательном аспекте. Находясь в неформатной обстановке с детьми – во время передвижения в автобусе или путешествия по предприятию, обеда или за обсуждением итогов, педагог и ребенок теряют свои социальные роли наставника и подопечного, поскольку находятся в равных условиях. И уже от масштабов личности учителя как человека, его интересов, кругозора, коммуникативных навыков напрямую зависит устойчивость его авторитета.

Значительная доля детей сегодня живет в виртуальном пространстве – как образно, так и буквально. Вывести ребенка можно только живым и непосредственным общением со сверстниками, близкими людьми, окружающей средой, историей – тем, что удалось сохранить на сегодняшний день.

«Наше общение между педагогами, родителями и детьми в силу того, что очень много информации, основывается на том, что учитель спрашивает то, что рассказал раньше, родители монотонно спрашивают одно и то же: «Как дела в школе?», между собой школьники обмениваются краткими электронными сообщениями… И все, – резюмирует Екатерина ГОРВАТ. – Во время экскурсии есть возможность увидеть детей в деятельности, в нетрадиционной обстановке. Ребенок, сидя рядом в автобусе, за одну поездку может рассказать больше, чем за целый год. Он находится без маски: у кого-то грустные глаза, кто-то наоборот счастлив, с кем-то можно сразу решить проблемы, а кому-то даже кушать родители не положили – и такие мелочи говорят о многом».


Теги: туризм, школьники
Автор  Михаил Порфирьев
Источник  Вектор образованиЯ
Раздел  Дополнительное образование

Возврат к списку

onlain2-zagolovok.jpg onlain2-ekzamen.jpgonlain2-san.jpg onlain3-lizenzii.jpg

Южный Урал        Россия

Мы в социальных сетях

Фоторепортаж

sent_2017__31.JPG
sent_2017__30.JPG
sent_2017__29.JPG
sent_2017__28.JPG
sent_2017__27.JPG
sent_2017__26.JPG
sent_2017__25.JPG
sent_2017__24.JPG
sent_2017__23.JPG

Статистика посещений

Яндекс.Метрика
ООО Ай «Ти Инжиниринг»
© 2011 ООО «Информационное агентство «Вектор Образования» | Сделано в IT Engineering LTD