Вектор образования

Сейчас
Яндекс.Погода

Рассылка

Календарь событий

Ноябрь 2017 г.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Наши партнеры

Наши мероприятия

В конце сентября в Челябинске прошла научно-практическая конференция, посвященная дополнительному образованию

В конце сентября в Челябинске прошла научно-практическая конференция, посвященная дополнительному образованию
07 октября 2011

Пристальное изучение сферы, на которую всегда обращали внимание в последнюю очередь, сегодня становится необходимым для всех: новые стандарты предполагают активную интеграцию общего и дополнительного образования.

Обсуждать перспективы развития этому профессиональному сообществу удается редко: последняя научно-практическая конференция подобного уровня прошла в Ярославле четыре года назад.

Разрозненность дополнительного образования - проблема системная. «Учреждения дополнительного образования разделены на локальные системки: мое учреждение - лучшее учреждение, моя программа - лучшая программа. Они мало общаются друг с другом, поэтому всякий интересный опыт тонет», - уверена Лариса ЛОГИНОВА, профессор Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования из Москвы. Она отметила, что иногда приходится изобретать колесо, хотя где-то уже существуют рациональные находки, о которых мало кто осведомлен.

Чтобы исправить ситуацию, в Челябинск съехались более 300 педагогов-практиков, руководителей образовательных учреждений и специалистов органов управления образованием из Москвы, Казани, Ярославля, Кургана, Челябинской области. Организаторами конференции выступили министерство образования области и Челябинский институт переподготовки и повышения квалификации работников образования. В течение двух дней участники конференции посетили школы и учреждения допобразования Челябинска и Копейска, побывали на круглых столах, приняли участие в мастер-классах и профессиональных презентациях практик и технологий своих коллег. Слушали, спорили, обсуждали…

Кто музыку заказывает…

Знает ли современное дополнительное образование, кто является социальным заказчиком и какие взаимоотношения нужно с ним выстраивать? Дискуссионные вопросы, «брошенные» в зал во время пленарного заседания, обсуждались и в кулуарах, и во время круглых столов. Ответ именно на этот вопрос, по мнению ученых, и должен стать точкой отсчета для каждого учреждения отдельно и для системы в целом.

«Дополнительное образование должно не просто уметь адаптироваться к сегодняшним условиям, а научиться предвосхищать завтрашние условия, - считает Ангелина ЗОЛОТАРЕВА, завкафедрой управления образованием Ярославского педуниверситета. - Для этого как минимум надо определиться, с каким они работают заказчиком, что ему надо и в какой степени с ним сотрудничать».

«Приоритет должен быть отдан индивидуальному потребительскому запросу, - продолжает ее мысль Лариса ЛОГИНОВА. - Это особенность дополнительного образования детей - идти не от социального заказа, который понимается как требование государства, а ориентироваться на индивидуального заказчика».

Очевидно, что в современных условиях учреждения дополнительного образования должны изменить свою стратегию и более пристально присмотреться к запросам общества, в первую очередь родителей и их детей.

Многие ли из учреждений готовы это делать? Ведь дети и их родители и так приходят и записываются. «Вы когда-нибудь детей спрашиваете? Родителей спрашиваете? О ритме, удобстве расписания, нагрузках? Я привожу ребенка, а меня не спрашивают. Чему его там учат, я не знаю», - делится Лариса ЛОГИНОВА и как специалист, и как бабушка, которая водит внучку на всевозможные дополнительные занятия.

Конкурентоспособность учреждения - еще один аспект, который необходимо внедрять в систему образования. Если в общеобразовательных школах уже это поняли, то учреждения допобразования только на пути к «осовремениванию».

Конкурентов у учреждений допобразования более чем достаточно, а потому образовательные услуги должны стать их собственными активами, как это происходит в негосударственном секторе.

«Музей занимательных наук «Экспериментаниум», где детям разрешают все потрогать, попробовать, рестораны по воскресеньям, которые дают уроки детям и родителям по приготовлению пиццы, тортов, - делится столичным опытом Лариса ЛОГИНОВА. - Вы думаете дешево? Дорого! Музей - 700 рублей на двоих, урок из ресторана - 350 рублей минимум. Но ребенок будет занят, и я веду его».

В Челябинске аналогичные примеры есть, и стоят они примерно столько же: тот же музей «Экспериментус» (если не были, сходите с детьми обязательно!), парк чудес «Галилео». Дети их обожают - именно за то, что там все можно и нужно трогать, крутить, нажимать, исследовать. Пользуются большим спросом и частные центры по изучению лего-роботов, иностранного языка, обучения танцам, разным видам спорта… Кстати, совсем недавно в челябинском Дворце пионеров и школьников прошла выставка «Увлекательная наука» - студенты педуниверситета бесплатно рассказывали и главное - показывали детям, как работают законы физики. Можем, если захотим.

В чем причина аутсайдерства учреждений допобразования, спрашивает Светлана ЯРМАКЕЕВА, научный консультант Центра детского творчества из Казани, и отвечает: низкий уровень аналитической деятельности, неспособность выстроить грамотную стратегию развития, в которой цели и задачи соответствовали бы выбранной миссии. «Это как в поликлинике, - приводит пример Светлана ЯРМАКЕЕВА, говоря о количестве и низком качестве ненужных, по сути, отчетов, которые ей приходится изучать по роду деятельности, - анализов много, а диагноза нет».

Чтобы поставить диагноз и начать лечение, иначе - становиться конкурентоспособным, нужно меняться. Но по опросу, проведенному Академией повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования, потребность в нововведениях является не самой значимой, лишь от 3 до 15 % учреждений допобразования нуждаются в переменах.

«Отсутствие такой потребности позволило учреждениям дополнительного образования выжить, но сейчас эта потребность самосохранения уже не является эффективной и достаточной», - утверждает Лариса ЛОГИНОВА. Сегодня дополнительное образование, считает профессор, находится в коллапсе инновационной активности, сложно идут внедрения новшеств по собственной инициативе, выделение и отстаивание своей позиции. И, как следствие, - отчуждение программ от педагога, педагога от запросов, интересов и потребностей детей.

А также теории от практики, поддерживает ее Ирина КАЧУРО, начальник отдела развития воспитательных систем и допобразования Управления по делам образования Челябинска. Выступая на круглом столе, она отметила, что управленцы, которые функционально обеспечивают развитие системы, и педагоги допобразования вынуждены работать «параллельно»: «Было бы неплохо, если бы были отработаны механизмы, например, теоретические, которые смогли бы взять на вооружение управленцы. Либо наоборот: управленцы предложили какую-то жесткую схему, и потом ученые эту схему методически обеспечивали». Действительность сослагательных наклонений не терпит. Когда теоретик Надежда СОКОЛОВА, профессор Челябинского педагогического университета, завела речь о создании новых направлений деятельности («посмотрите, сколько сейчас турникменов, открывайте у себя»), педагоги-практики завозмущались: «Да кто нам позволит!», «А где нам взять кадры?». - «Так идите в парк, там столько молодых людей висят на турниках, привлекайте, приглашайте к себе!»- «Нам нужны программы, разрешения». Тут и паркур вспомнили. «Нельзя просто так взять и открыть секцию паркура, это не позволяют нормы безопасности, - заверила Светлана ТРЕГУБОВА из челябинской школы № 91. - Тут должно быть решение на федеральном уровне».

«Способность к нововведениям надо в себе вырастить», - утверждает Лариса ЛОГИНОВА.

«Да, нам хотелось бы, чтобы сверху о нас кто-то заботился. Но кроме нас никто не сделает то, что мы хотели бы получить. Сегодня говорить о том, что нам недодали что-то сверху, уже не имеет смысла. Очень многое зависит от нас», - поддерживает коллегу Ангелина ЗОЛОТАРЕВА.

ФГОС, УДО и СОШ

«Школа хочет все от допобразования за деньги допобразования», - так обрисовала ситуацию, связанную с внедрением новых стандартов, Елена КИСЕЛЬНИКОВА, главный специалист Управления образования Магнитогорска.

С 1 сентября первоклассники начали учиться по ФГОС второго поколения. Это значит, что теперь у них, помимо основных занятий, есть внеурочная деятельность. Слово «внеурочка» наводит уныние на многих учителей, директоров школ и учреждений доп-образования. «Команда дана» - надо выполнять. А вот как - толком никто не сказал.

Вот и пытаются, кто во что горазд. Порой идея может исказиться до неузнаваемости. «То, что я иногда вижу в школах других регионов, меня не совсем, мягко говоря, устраивает, - делится опасениями Ангелина ЗОЛОТАРЕВА, которая сейчас много ездит по стране и знакомится с опытом внедрения стандарта. - Когда школьный класс делится пополам, свобода выбора у ребенка фактически отсутствует. Что выбирать из двух видов деятельности? У ребенка по большому счету и не спрашивают, что он хочет».

По словам Ангелины ЗОЛОТАРЕВОЙ, школы сейчас пытаются в своих стенах аккумулировать и инициативу, и деньги (если таковые выделяются: у нас сегодня меньше десяти регионов, которые приняли решение финансировать внеурочную деятельность).

Там, где стали понимать, что школы не в состоянии самостоятельно организовать «внеурочку», начали создавать организационно-правовые модели, варианты сетевого взаимодействия, договоров, правовых и финансовых отношений между школой и учреждениями дополнительного образования.

«Мы предложили нашим школам 136 программ по пяти направлениям. Школы с радостью взяли адаптированные программы. Адаптированные - потому что у педагога допобразования со средней нагрузкой в 27 часов две программы. 18-24 часа он отрабатывает на базе своего учреждения с углубленной программой, а с адаптированной - это общекультурный уровень - приходит в школу», - делится опытом Елена КИСЕЛЬНИКОВА. И делает важный практический вывод: дополнительное образование в школе имеет пропедевтический характер, подготовительный. У ребенка появляется возможность «погулять» из кружка в кружок и к 4-му классу определиться, чем бы он хотел заниматься.

Несколько крамольную мысль о смысле внеурочной деятельности высказала Лариса ЛОГИНОВА в нашей беседе. «Мне кажется, введение внеурочной деятельности - это своеобразная неконструктивная игра. Идея была в том, чтобы сделать школу полноценной и гуманистической. Для этого нужно было внимательно и корректно отнестись к тому, что уже есть, а уже было дополнительное образование, - рассуждает Лариса Геннадьевна. - А когда ввели внеурочную деятельность, записав в документах «а если нет ресурса, то можете использовать дополнительное образование», создали некую коллизию». Доктор педагогических наук уверена, что было бы правильно предоставить право каждой школе выстраивать образовательную среду и в распределении времени, и наполнении его самостоятельно. «Сегодня идет острый спор: что наше, что не наше, что такое урочное и внеурочное. Мы как будто перенеслись на 50-70 лет назад, начав говорить: а чем мы будем заполнять внеурочную деятельность? Пытаемся из старого пошить новое, -
сетует Лариса ЛОГИНОВА. - Но я бы не усложняла. Дайте реальное право всем участникам выбирать самостоятельно, чем заполнять урочное и внеурочное время».

Действительно, организация внеучебной деятельности в Москве, в Челябинске и какой-нибудь деревне с одной-единственной школой будут мало сказать отличаться. Подойдут ли к ним универсальные модели с набором направленностей, которые могут быть созданы «из лучших побуждений»?

«Зачем надо было создавать новую историю, если уже есть практика, есть теория, методики? - задается вопросом Лариса ЛОГИНОВА. - Это нерационально даже с точки зрения затраченных средств. Сейчас в школах учителя обяжут вести «внеурочку». Он сначала восемь часов на уроках отработает, а потом еще внеурочная деятельность - 4 часа. И дети видеть будут только его. Одного. От этого есть какая-то польза?»

С другой стороны, практики уже почувствовали пользу от введения стандарта в школах.

«Мы в ряде случаев кланяемся ФГОС, - признается Елена КИСЕЛЬНИКОВА. - Люди, которые не очень хотят работать, уйдут в школы, там детей не надо собирать. А в дополнительном образовании останутся профессионалы».

В Магнитогорске такой отток уже начался. Директора переманивают педагогов в школы. И педагоги уходят: зарплата выше, работы меньше. «Будьте готовы, - предупредила Елена КИСЕЛЬНИКОВА коллег, - сейчас некоторое время педагоги будут ходить туда-сюда».

Миссия выполнима?

На конференции неоднократно говорили о постоянной угрозе поглощения дополнительного образования основным. «Эвнин говорил: давайте посадим специалистов дополнительного и общего образования вместе, иначе они похоронят всю систему дополнительного образования», - процитировал известного челябинского педагога, чьей памяти была посвящена нынешняя конференция, Алексей КИСЛЯКОВ, завкафедрой воспитания и допобразования Челябинского института переподготовки и повышения квалификации работников образования.

Но если в конце 1990-х эта угроза была внешней, то сейчас она таится внутри.

«Стандарты, как и в свое время появившаяся концепция модернизации, концепция по профильному обучению, ЕГЭ - это своеобразные внешние стимулы, от которых можно отбиваться, к которым можно приспосабливаться или извлекать максимум пользы для собственного развития, - считает Лариса ЛОГИНОВА. - Федеральный стандарт как раз и может оказаться таким стимулом для развития. Отреагировать система может на него по-разному, но суть стандарта в том, чтобы изменить качество в широком смысле, не просто результаты детей, а саму деятельность всех, кто находится в образовании».

И все же изменить деятельность без прочной нормативно-правовой базы сложно. Говорить о такой в системе допобразования не приходится. Типовое положение об учреждении дополнительного образования появилось в 1995 году и с тех пор ни одного документа, укрепляющего статус системы, не было.

Сегодня, пока не появится новый закон об образовании (а в старом варианте дополнительное образование очень ослаблено), не будет принято и новое типовое положение. Как говорят специалисты, типовое положение от 1995 года устарело лет десять назад. «Пока у дополнительного образования нет прочной нормативной базы, и им можно манипулировать», - убеждена Лариса ЛОГИНОВА.

Еще одна стержневая проблема, присущая всей системе образования в целом, это кадры.

До недавнего времени в системе высшего образования не готовили кадры для дополнительного образования. Лишь с введением новых стандартов для высшей школы появилась возможность изменить ситуацию. Только в этом году в Ярославском педагогическом университете набраны первые в стране группы бакалавров и магистров, специализирующихся на дополнительном образовании.

Сумеет ли эта сфера найти профессиональных специалистов, принять определенные политические решения, которые позволят ему не выполнять обслуживающую функцию, а играть роль равноправного партнера вместе со школой, во многом зависит от тех, кто работает в этой сфере. Потому что у дополнительного образования есть потенциал, есть ресурсы, есть то, чего нет в школе, - программы, своеобразные технологии работы с детьми, которых в школе не было никогда. Миссия дополнительного образования - дополнять систему до целого, утверждают специалисты, а значит обойтись без него никак не удастся.


Теги: 
Автор  Юлия КАЛИНИНА
Источник  Вектор образования
Место  Челябинск
Раздел  Дополнительное образование

Возврат к списку

onlain2-zagolovok.jpg onlain2-ekzamen.jpgonlain2-san.jpg onlain3-lizenzii.jpg

Южный Урал        Россия

Мы в социальных сетях

Фоторепортаж

sent_2017__31.JPG
sent_2017__30.JPG
sent_2017__29.JPG
sent_2017__28.JPG
sent_2017__27.JPG
sent_2017__26.JPG
sent_2017__25.JPG
sent_2017__24.JPG
sent_2017__23.JPG

Статистика посещений

Яндекс.Метрика
ООО Ай «Ти Инжиниринг»
© 2011 ООО «Информационное агентство «Вектор Образования» | Сделано в IT Engineering LTD