Вектор образования

Сейчас
Яндекс.Погода

Рассылка

Календарь событий

Июль 2017 г.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Наши партнеры

Наши мероприятия

Возьмут на поруки

15 мая 2017

Сильные школы Южного Урала готовы транслировать лучшие образовательные методики отстающим организациям, но пока не знают как.

poruky_t.jpg

В этом году Южный Урал впервые получил субсидию из федерального бюджета – 2,9 млн рублей – на поддержку отстающих школ. С учетом софинансирования из областного бюджета общая сумма средств достигла 5 млн рублей, которые направят на поддержку школ-аутсайдеров.


Фильтр
для слабых

В Челябинской области завершается формирование перечня организаций, которые смогут рассчитывать на господдержку в рамках программы развития образования в РФ в 2016–2020 годах: отбор производится на основе как федеральных, так и региональных критериев. В результате появится общий список из 30 организаций. В него войдут школы с низкими результатами обучения, а также те организации, которые находятся в неблагоприятных социальных условиях. Особую группу составят школы, которые расположены в депрессивной территории, да еще и плохо учат.

– Не нужно бояться, что школу включат в число аутсайдеров, так как в данном случае для организации от этого одни плюсы, – говорит первый замминистра образования и науки Челябинской области Елена КОУЗОВА. – Речь идет о возможности вместе с новым статусом бесплатно получить хорошую методическую помощь всему педагогическому коллективу, на которую обычно требуются немалые ресурсы. Далеко не каждая школа, тем более из числа отстающих, может себе это позволить.

По словам эксперта, вовсе не обязательно, что в список отстающих попадут организации из региональной глубинки, не исключено, что в итоговом перечне окажутся и челябинские школы, которые у всех на слуху. Данный анализ позволит выявить школы, в которых вроде бы созданы все условия для успеха, но результаты обучения все равно низкие. Впоследствии в таких организациях проведут внутренний аудит, чтобы определить «слабые звенья».

– В прошлом году мы проводили аналогичную работу, правда, тогда финансирование направлялось только из областного бюджета – 2 млн рублей. В перечень отстающих в 2016 году вошли 15 школ, расположенных в шести территориях области, – Челябинске, Магнитогорске, Верхнем Уфалее, Карталинском, Пластовском, Чебаркульском районах, – говорит первый проректор ЧИППКРО, занимающегося разработкой региональных программ поддержки школ с низкими результатами обучения и школ в социально неблагоприятных условиях, Марина СОЛОДКОВА.

В 2016 году речь шла преимущественно об оказании консалтинговой поддержки, единичных консультациях, обучении в процессе реализации совместных социальных проектов с участием педагогов и детей. На уровне организаций были определены приоритетные направления работы, но пока о результатах говорить рано, сообщили в ЧИППКРО.

В этом году принято решение уйти от привычных форм обмена опытом и наладить взаимодействие между школами-лидерами в отрасли и теми, кто привык находиться «в хвосте». Эталонные методики в образовании, которые привели к успеху одни образовательные организации, будут пытаться транслировать на отстающие.

– Идентификация школ в прошлом году проходила исключительно в соответствии с региональными критериями, которые в этом году были уточнены с позиции федералов, поэтому мы ждем обновления списка, – говорит Марина СОЛОДКОВА. – Если говорить о школах с низкими результатами обучения, то мы под рукой имеем все данные, чтобы такую идентификацию провести уже сейчас – достаточно результатов ОГЭ, ЕГЭ и ВПР. По категории организаций, находящихся в неблагоприятной социальной ситуации, более подробная информация нужна от органов местного самоуправления, и они нам ее предоставляют.

Данные от муниципалитетов станут основой для формирования индекса социального неблагополучия школы, в основе которого – соотношение семей учащихся с низким социально-экономическим и культурным уровнем, учащихся с девиантным поведением. Также в расчет берется отсутствие учебной мотивации у детей (не принимают участие в олимпиадах, конкурсах), слабое знание русского языка, удаленность школ от других образовательных центров, труднодоступная местность.

По ее словам, федеральные критерии отбора носят обобщенный характер, к примеру, к школам с низкими результатами обучения относят те организации, в которых после окончания 9-го класса более 60 процентов выпускников покинули школу, не стремясь перейти в старшие классы.


Федеральный фильтр весьма трудно пройти школам, которые находятся в отдаленных и труднодоступных территориях области, где плохо развита образовательная инфраструктура, среди учащихся много детей из маргинальных семей или семей, попавших в сложную жизненную ситуацию.


После того, как общий перечень претендентов на господдержку сформируют, у него отсекут «хвост» – 25 процентов школ, где требуется незамедлительное вмешательство и помощь, чтобы ситуация не перешла в разряд критической (школы с самыми низкими результатами ЕГЭ, ОГЭ, ВПР и низким индексом социального неблагополучия). Их возьмут на поруки более сильные и успешные организации, которые из года в год демонстрируют отличные учебные результаты. Предполагается, что формат обмена опытом будет определяться самостоятельно в каждом конкретном случае. При этом сильные школы области уже заявили о готовности всячески помогать отстающим, но пока ждут рекомендаций по формам и способам взаимодействия, о которых будет подробнее изложено в региональной программе.


Попасть
под образец

По данным статистики, на одну сильную школу, как правило, приходится 7–8 слабых, которые можно и дальше ранжировать по результатам обучения, выделяя школы с низкими учебными показателями и те, что находятся «на социальном дне» – особо проблемные. Директор школы № 67 Магнитогорска Елена БУРЯК считает, что основные трудности в школах-аутсайдерах создаются социумом, и преломить развитие негативной ситуации в них крайне сложно.

– В свое время мне удалось пообщаться на конкурсе «Директор года» с руководителем школы, который называл себя не иначе как директором «пьяного угла». Школа, в которой он работал, находилась на отшибе города в асоциальном месте, – рассказывает Елена БУРЯК. – На полгода он даже «сбегал» работать в лицей, но вернулся, потому что проблемы и трудности отстающей школы ему были более близки и понятны, так как сам учился в такой же организации, долгие годы руководил ей, поэтому и проблемы знал изнутри, соответственно, мог искать более эффективное их решение.

Известны единичные школы-аутсайдеры в стране, которым удавалось преодолеть зависимость от контингента, большинству отстающих организаций самостоятельно никогда не справиться со своими проблемами, да и педагоги – не кудесники, чтобы как барон Мюнхгаузен самим себя из болота вытащить, говорит директор магнитогорской школы.


Проблемы школы не заканчиваются за ее порогом, а наоборот, нарастают из-за сложного положения дел в самой территории. 


В этом случае, по мнению экспертов, изменить ситуацию способна только мощная господдержка и перевод слабых организаций в казенные учреждения. В иной ситуации, теряя контингент детей, такие школы теряют основные фонды и оказываются неспособны хоть как-то держаться на плаву. Скудный фонд слабых школ не позволяет им вводить в штатное расписание необходимое количество кадров. К примеру, отсутствие медработников в школах-аутсайдерах приводит к тому, что дети постоянно болеют, но продолжают посещать занятия, так как родители особо за их здоровьем не следят. А, как известно, усвоение учебного материала у ребенка с ОРВИ на 30 процентов хуже, чем у здорового ученика. Из-за проблем со штатным расписанием слабым школам не хватает педагогов-организаторов, которые бы целенаправленно занимались воспитанием детей, чтобы компенсировать пробелы в асоциальных семьях. Зачастую у детей нет учебников, чтобы заниматься, так как нынешнего лимита – 280 рублей на учебники для одного ребенка в школе – хватает разве что на покупку одной книги. В школах-аутсайдерах необходимо вводить режим продленного дня по аналогии с тем, что формируется зачастую в платных школах, где забирают ребенка с утра и до пяти вечера он находится в здании школы, там же выполняет домашнее задание. Отстающие школы в качестве эксперимента можно было бы перевести на такой режим работы, чтобы ребенку не нужно было выполнять домашнее задание дома, где у него элементарно нет условий для этого.

В наиболее проблемные школы-аутсайдеры планируется высадить «социологический десант», представленный лучшими специалистами школ-лидеров. Это необходимо, чтобы посмотреть ресурсы коллектива, потому что управление сегодня происходит не кадрами, а связями в коллективе.

– Есть такое понятие «педагоги, проходящие интеграцию в организацию», к которым относят учителей, проработавших менее 3 лет в школе, – именно с ними должны начать работать педагоги-лидеры из лучших организаций области, чтобы стать образцом для подражания, – считает Елена БУРЯК. – С учетом господдержки слабых школ педагогам, работающим менее трех лет, можно было бы давать маленькую аудиторную нагрузку, чтобы позволить большую часть времени быть стажерами у своих наставников-лидеров.

Еже один важный момент, без которого школа-аутсайдер не сможет возобновить нормальную работу, – это организация школами-лидерами совместной работы с отстающими детьми: ведение совместной проектной деятельности, участие в конференциях с лучшими учениками лицеев и гимназий области, проведение уроков вместе с ними. Эффект, по мнению специалистов, от погружения в другую учебную среду способен быть ошеломительным, что позволит повысить результаты обучения ребят в максимально короткие сроки.


Депрессия
за забором

В одной из самых депрессивных территорий Челябинской области, где годами формировался негативный образ развития территории, – поселке Бердяуш Саткинского района, в школах не скрывают, что здесь обучается особый контингент детей из асоциальных семей, испытывающих трудности с трудоустройством, не имеющих постоянного дохода, часто пьющих.

– Поселок с определенной категорией населения, с работой здесь всегда было сложно, отсюда низкий уровень жизни и вредные привычки селян. Работа с трудными детьми имеет свою специфику, но это наша внутренняя проблема, которую мы пытаемся решать, не надеясь, что кто-то со стороны лучше сможет разобраться в ситуации, – говорит завуч школы № 66 Бердяуша Елена ЛОСКУТОВА.

По ее словам, разовые рейды «социологического десанта» в этой сложной ситуации вряд ли помогут, но если возможно применить какие-то регулярные меры поддержки, ей здесь будут только рады. В школе не скрывают, что кадровая текучка стала в последнее время настоящим бичом для организации – молодые талантливые педагоги не задерживаются на рабочих местах. Если бы была возможность создать условия, комфортные для их работы и самореализации, в том числе за счет трансляции опыта школ-лидеров, это спасло бы учреждение от острого дефицита кадров.

– Если удастся транслировать опыт и обеспечить методическую поддержку школы бесплатно в рамках реализации госпрограммы, это стало бы «билетом в жизнь» для организации, – говорит Елена ЛОСКУТОВА. – К тому же было бы неплохо посмотреть, какие трудности у коллег, ведь все познается в сравнении, может быть, где-то ситуация еще более аховая, но с ней справляются.

Отметим, что последние годы школа в депрессивном Бердяуше перестала быть местом только учебы: образовательная организация стала центром социально-культурной жизни, островком общения и безвозмездной помощи в трудной ситуации: отзывчивые педагоги не дают скатиться территории в негатив, продолжая обучать, воспитывать и развивать детей, которые в семьях не получают нужного внимания и заботы. Каждый классный руководитель в школе ведет социальный паспорт класса и фиксирует малейшие изменения в жизненной ситуации ребенка. На особом контроле находятся дети из асоциальных, неполных и малообеспеченных семей. По мнению учителей, идея транслировать опыт лучших педагогов – очень нужная и своевременная, но все же знать ситуацию изнутри может только тот, кто проживает бок о бок в одном поселке, знаком с проблемами в семьях не понаслышке. Это помогает отчасти побороть объективные обстоятельства, в результате чего в таких отстающих школах встречаются резельентные дети, которые добиваются успехов вопреки семейным неурядицам.


С оглядкой
на колорит

Есть мнение, что широкая трансляция лидерского опыта на небольшие сельские школы не будет досконально учитывать местные особенности и традиции территорий, где расположены отстающие школы, что рискует нарушить хрупкий баланс самобытности малых сельских и деревенских школ.

poruky_t2.jpg

– ФГОСы нового поколения и так привели к исключению из учебной программы башкирского языка – раньше в нашей школе урок был обязательным для всех ребят, а сейчас мы вынуждены преподавать язык в качестве факультативного, хотя от этого число обучающихся меньше не стало – ходит на факультатив столько же, сколько раньше на урок, – говорит завуч школы деревни Дербишева Аргаяшского района Гульфира ФАХРЕТДИНОВА.

По ее словам, почти каждая новация в сфере образования сегодня работает на устранение всего самобытного в малых школах, что идет вразрез с интересами жителей. В деревенской школе отказываться от местных особенностей в обучении не хотят вопреки требованиям очистить учебный план от «лишних» предметов: с 1-го по 6-й класс сегодня здесь в рамках внеурочной деятельности преподают башкирский язык, есть занятия вокалом, с 7-го по 11-й класс ребята изучают родной язык на факультативных занятиях.

– На протяжении 20 лет проводим олимпиады по башкирскому языку, что стало в школе доброй традицией – из года в год участников меньше не становится, – рассказывает Гульфира ФАХРЕТДИНОВА. – Раньше победители регионального этапа олимпиады по башкирскому языку имели преимущества при поступлении в вузы Уфы. Последнее время этого нет, но ребята все равно участвуют.

В школе не первый год действует методобъединение учителей башкирского языка, на собраниях которого изучается опыт и лучшие практики других организаций, но в основном ориентируются учителя на школы внутри Аргаяшского района.

– Мы находимся в постоянном диалоге с коллегами из других школ района, ориентируемся на школы № 1 и 2 Аргаяшского района как более сильные, их опыт в обучении детей учитываем. Считаю, это более эффективно, чем перенимать опыт, к примеру, челябинских или московских школ, которые территориально удалены от нас, – говорит директор школы в селе Кузнецкое Аргаяшского района Вера ХАРАПАЕВА.

По ее словам, взять за образец в работе можно и лучшую школу Москвы, но повторить на практике ее «путь успеха» вряд ли удастся в аргаяшском селе хотя бы в силу того, что ресурсы и финансовые возможности абсолютно разные. Необходимо применять «кустовой метод»: определить школы-маяки для каждого района или зоны области, к примеру, горнозаводской.

– У челябинских лицеев прекрасные условия, есть мощные ресурсы для развития, тогда как обычные общеобразовательные школы, тем более на селе, существуют в другом пространстве, – говорит Вера ХАРАПАЕВА.

Но если представители школ с местным колоритом весьма настороженно отнеслись к освоению лучших практик школ-лидеров области, то частные организации, наоборот, были бы не против поучаствовать в таких госпрограммах:

– У нас частная школа. Она не участвует в государственных программах, но мы всегда стремимся расширять кругозор как педагогов, так и детей, учитывать лучшие методические кейсы в своей работе, – говорит завуч Челябинской православной гимназии во имя святого праведного Семеона Верхотурского чудотворца Оксана СЕПЕТЕРОВА.

Так как в Челябинской области больше православных гимназий нет, поэтому в организации ориентируются и изучают опыт подобных учреждений Екатеринбурга и Москвы. Конечно, трансляция лучших школьных учебных практик, которые позволяют вывести на новый уровень преподавания такие предметы, как математика, физика и химия, вряд ли интересны православной гимназии. По словам завуча, прежде чем перенять опыт, учитывается специфика деятельности организации и соответствие требованиям православного стандарта, который внедрен в гимназии.

Большинство экспертов сошлись во мнении, что без учета местных особенностей и профиля образовательной организации надеяться на то, что лидерский опыт приживется в стенах отстающей школы, бессмысленно.


ziryanov.jpg  Директор Челябинского филиала РАНХиГС
Сергей ЗЫРЯНОВ:

– Трансляция опыта и лучших методик преподавания школ-лидеров на отстающие организации с точки зрения управленческих практик возможна при соблюдении следующих условий: внедрения в школы-аутсайдеры современной предметно-развивающей среды, системы эффективного контракта, который позволит дифференцировать деятельность и квалификацию педагогов, а также современных технологий менеджмента качества в образовательный процесс школы.

Использование и внедрение управленческого опыта лучших образовательных учреждений должно основываться на принципах добровольности, антропоцентризма и осознанности со стороны отстающих образовательных организаций.


Теги: субсидия, методика, аутсайдер, отстающая школа, лидер
Автор  Алла РОМАНОВА
Источник  Вектор образованиЯ
Место  Челябинская область
Раздел  Общее образование

Возврат к списку

onlain2-zagolovok.jpg onlain2-ekzamen.jpgonlain2-san.jpg onlain3-lizenzii.jpg

Мы в социальных сетях

Фоторепортаж

wor__33.JPG
wor__32.JPG
wor__31.JPG
wor__30.JPG
wor__29.JPG
wor__28.JPG
wor__27.JPG
wor__26.JPG
wor__25.JPG

Статистика посещений

Яндекс.Метрика
ООО Ай «Ти Инжиниринг»
© 2011 ООО «Информационное агентство «Вектор Образования» | Сделано в IT Engineering LTD