Вектор образования

Сейчас
Яндекс.Погода

Рассылка

Календарь событий

Июль 2017 г.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Наши партнеры

Наши мероприятия

За семью звонками

17 мая 2017

Журналисты утверждают, что школа для них – такая же закрытая структура, как воинская часть.

Современной школе ничто не чуждо из происходящего в обществе. Здесь есть и взятки, и насилие, и жестокость, и детские суициды. Педагоги, ставшие фигурантами уголовных дел, – тоже давно не редкость. Общество хочет знать, что происходит, однако добыть информацию профессиональным журналистам бывает совсем не просто.

smy_t.jpg

В эпоху Интернета и соцсетей ни одного ЧП, произошедшего в школе с детьми или учителями, невозможно утаить, как шила в мешке. Но получив первоначальный сигнал, журналисты обращаются за проверкой факта к первоисточнику – идут или звонят в школу. И тут в большинстве случаев получают отказ. Директор предлагает прислать официальный запрос или не дает комментариев без объяснения причин.

Корреспондент «Российской газеты» Михаил ПИНКУС приводит в пример историю с возбуждением уголовного дела против учителя начальных классов гимназии № 10 Златоуста Татьяны ПОРСЕВОЙ в мае 2016 года. «Директор школы Галина ЖАНДАРОВА могла бы сдержанно прокомментировать ситуацию, сообщив как о заслугах учителя, так и о жалобах родителей на авторитарный стиль преподавания. Могла бы рассказать, что жалобы эти проверены, нашли они или не нашли подтверждение, – говорит ПИНКУС. – Однако директор оставила ситуацию без комментариев и посетовала на то, что родители, не известив администрацию школы, написали анонимку в надзорные органы. В итоге правда все равно вышла наружу, но уже со слов родителей, как одобряющих, так и осуждающих действия учителя».

Корреспондент «РГ» считает, что молчание непродуктивно. Во-первых, в этом случае журналистам придется довольствоваться только одной точкой зрения – родителей или правоохранительных органов. Во-вторых, ничто так не окрыляет некоторых журналистов, как отсутствие факта. «На месте педагогов, директоров и чиновников от образования я бы об этом крепко задумался», – говорит Михаил ПИНКУС.

Еще один директор, ушедший «в глухой отказ», – Михаил ГРИЩУК, возглавляющий школу № 155 в Челябинске. Здесь 27 декабря прошлого года пыталась покончить с собой семиклассница. Девочка выжила после падения с высоты, но получила тяжелые травмы. В своем поступке она обвинила учительницу математики Людмилу АНТОНОВУ, которая, со слов подростка, унижала свою ученицу. «Оскорбляла меня при всех, дергала за волосы, просто так ставила плохие оценки, называла тупой», – рассказала девочка перед телекамерами и диктофонами. Сама АНТОНОВА от журналистов, которые пришли к ней в школу, не пряталась, решительно и спокойно обвинение отвергла – мол, не унижала. Когда корреспонденты «Комсомолки» обратились к директору школы с просьбой прокомментировать ситуацию и выразить свое отношение, ГРИЩУК решительно заявил, что ничего объяснять не будет. «Появится вердикт Следственного комитета – там и посмотрим», – ответил директор.

Прокуратура между тем свое мнение уже высказала, и его растиражировали все СМИ. «Установлено, что причиной попытки самоубийства девочки явилось систематическое унижение ее человеческого достоинства, жестокое обращение к ней со стороны учителя математики школы, где обучался ребенок», – сообщила журналистам старший помощник прокурора Челябинской области Наталья МАМАЕВА. Представитель прокуратуры Тракторозаводского района Челябинска Дина ЗАКИРЗЯНОВА дала понять, что директору школы ситуация все-таки грозит неприятностями: несмотря на то, что мать девочки пыталась обращаться в администрацию с жалобами на действия педагога, и не она одна, никаких решений Михаил ГРИЩУК не принял. «Школой не была использована предусмотренная законом возможность составления индивидуального учебного плана и смены педагога», – заявила ЗАКИРЗЯНОВА. Против 82-летней учительницы возбуждено уголовное дело о доведении до самоубийства.

Благодаря тому, что ситуацию прокомментировали коллеги АНТОНОВОЙ, вставшие на ее защиту, и она сама, картина происшедшего стала для читателей и зрителей хоть сколько-то объемной, представленной не только мнением правоохранительных органов. На этом фоне молчание директора школы, который несет ответственность за все происходящее в стенах учебного заведения, выглядит странным. Старший помощник руководителя Следственного управления СК РФ по Челябинской области Владимир ШИШКОВ пояснил, что подписку о неразглашении информации дает человек, получивший в деле процессуальный статус, например, свидетеля. Он не имеет права разглашать сведения, которые содержатся в материалах дела. О полном запрете на общение с прессой речи не идет. История эта далека от завершения.

Директор гимназии № 63 Челябинска Наталья МАНАННИКОВА, напротив, от комментариев отказываться не стала и заняла четкую позицию, которую озвучила в СМИ: педагог ее школы Лариса МЕЛЬКОВА, уличенная в продаже наркотических средств, «показывала хорошие результаты работы, к ней не было нареканий ни у родителей, ни у руководства школы». Директор пояснила, что МЕЛЬКОВА ранее не судима, о чем есть документы, сама в употреблении наркотиков не замечена, регулярно проходила медосмотры. Как требует закон, арестованного педагога от работы отстранили, но увольнять не будут до приговора суда. Свое слово для прессы сказали и родители. Член попечительского совета и родительского комитета гимназии Ирина ГЕЙЕР заявила, что поступок отдельно взятого педагога, никак не связанный с профессиональной деятельностью, не должен влиять на репутацию и имидж всего учебного заведения. У ГЕЙЕР в гимназии учатся двое детей. Претензий к качеству обучения и воспитания, по словам матери, нет. В ситуации с наркотиками, считает Ирина ГЕЙЕР, должны разбираться следствие и суд.


Журналист Марина МОРОЗОВА, работавшая собкором газеты «Челябинский рабочий», с сожалением констатирует, что руководителям школ в провинции свойственно быть абсолютно послушными районному начальству, а журналистов бояться как огня. 


Иногда желание утаить, умолчать, даже если это против интересов, сильно подводит директора. «В Коркино после падения Челябинского метеорита в школе № 10 детей в столовой накормили биточками с осколками стекла. Один мальчик даже попал в больницу, – рассказала Марина МОРОЗОВА. – Директор школы пыталась это скрыть, упрашивала родителей не разговаривать с журналистом, ничего не говорить. Самое парадоксальное – биточки привезли из комбината школьного питания, на столовой вины не было! Директор выгораживала других, в итоге ее все равно бесславно сняли, как раз после этого случая». О бессознательном страхе некоторых работников сферы образования общаться с прессой и во что бы то ни стало не выносить сор из избы рассказал и Кирилл БАБУШКИН, журналист Znak.com. «Младшие школьники выложили интимные фото в сеть. Пытаюсь поговорить с кем-то из школы – уходят в глухую оборону, от разговоров и встреч отказываются. Школа – закрытая каста, напоминает военных, которые тоже всеми силами защищают честь мундира, считают, что в любой ситуации лучше факты утаить»,– говорит журналист.

Директор знаменитой гимназии № 1 Челябинска Дамир ТИМЕРХАНОВ, который всегда на виду и часто контактирует с прессой, считает, что важна взаимная вежливость и уважительное отношение: он отвечает на любые вопросы, не отказывается от комментариев и интервью, а журналисты в свою очередь обязательно согласовывают цитаты перед публикацией. «Очень давно, в 2002 году, когда была громкая история с моим отстранением от работы, публикации были разные, но с тех пор у нас со СМИ ровные отношения», – рассказывает ТИМЕРХАНОВ.

А его коллега, директор школы № 104 Челябинска Ольга ПЕТРОВА имеет достаточно негативный опыт общения с прессой, причем в довольно безобидной ситуации. Однажды в школе решили рассказать об одной из традиций – осеннем бале, который здесь проходит. Каждый год это бывает в разном стиле – к примеру, эпохи 50–60-х годов. «В Минобрнауки нам предложили пригласить телевидение и рассказать об этом, я согласилась, – говорит Ольга ПЕТРОВА. – С журналистами общались президент школы, министры – старшеклассники и родители. Они в том числе рассказали, что для этого осеннего бала детям потребуются наряды – и мальчикам, и девочкам, какие-то аксессуары. В результате на ТВ вышел сюжет про еще одну школу, где с родителей собирают деньги». По словам директора, она своих расстроенных коллег успокоила – пережили и пошли дальше. Но приглашать журналистов в следующий раз желания поубавилось.

Редактор сайта 74.ру Юлия РЕУТОВА предостерегает руководителей образовательных организаций от легкомысленного отношения к контактам с прессой, особенно это касается небольших городов и районов. «Часто бывает, позвонишь, представишься, а секретарь директора школы просто передает ему трубку, пояснив, что «тут какой-то журналист», и директор, не переспросив имени, не уточнив, куда пойдет комментарий, начинает говорить», – рассказывает РЕУТОВА. По словам журналиста, другая крайность, в которую впадают порой директора, – нежелание отвечать по телефону. Директор будет приглашать приехать, обещать напоить чаем, все рассказать и показать, даже если комментарий нужен срочно, а школа находится за сотни километров. «Пробовали работать по запросам, но запрос на официальном бланке уходит куда-то в неизвестность, дождаться на него ответа невозможно», – сетует РЕУТОВА. Ее особое пожелание в адрес чиновников от образования – не думать, что у них времени для ответа СМИ вагон. У журналистов всегда цейтнот.


Теги: СМИ, журналистика, школа
Автор  Галина АБАКУМОВА
Источник  Вектор образованиЯ
Раздел  Общее образование

Возврат к списку

onlain2-zagolovok.jpg onlain2-ekzamen.jpgonlain2-san.jpg onlain3-lizenzii.jpg

Мы в социальных сетях

Фоторепортаж

wor__33.JPG
wor__32.JPG
wor__31.JPG
wor__30.JPG
wor__29.JPG
wor__28.JPG
wor__27.JPG
wor__26.JPG
wor__25.JPG

Статистика посещений

Яндекс.Метрика
ООО Ай «Ти Инжиниринг»
© 2011 ООО «Информационное агентство «Вектор Образования» | Сделано в IT Engineering LTD