Вектор образования

Сейчас
Яндекс.Погода

Рассылка

Календарь событий

Ноябрь 2017 г.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Наши партнеры

Наши мероприятия

Стали историей

07 февраля 2017

За последние десятилетия представление о том, какими знаниями и умениями должны обладать российские школьники, менялось неоднократно. Из образовательной программы то исчезали, то вновь появлялись учебные предметы. «Вектор образования» вспомнил, какие ранее обязательные уроки массово больше не преподают в отечественных школах


МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

Предмет: Астрономия
Был обязательным в школах с начала XX века до 2008 года
Преподавался в старших классах

astronom_t.jpg

Пожалуй, за возращение ни одного другого предмета в школьную программу так не боролись, как за астрономию. Эту науку преподавали в школах еще во времена ПЕТРА I. Затем курс астрономии стал обязательным в старших классах гимназий царской России. Позже эту традицию переняли в СССР.

В советские времена астрономия была самостоятельным предметом, на который отводилось 35 часов в 10–11-х классах. Дети изучали планеты и звезды, учились ориентироваться во времени и пространстве, а также определяли место и роль человека во Вселенной. Кроме того, на этих уроках школьники могли обобщить знания по физике, химии и биологии.

Относительно небольшое количество часов не мешало СССР быть лидером в освоении космоса, с успехом проводить астрономические олимпиады и иметь огромную армию увлеченных этой наукой людей.

Все это мы потеряли не сразу. Постепенное «размывание» астрономии в школьной программе началось в 1993 году. В то время курс астрономии не вписывался в общую структуру ФГОС, который подготовили в Российской академии образования. Окончательно астрономия как обязательный предмет ушла из школы в 2008 году, когда ни один из четырех одобренных ранее учебников не получил официального разрешения Минобрнауки России на использование в учебных заведениях. В 2009 году астрономию попытались вернуть в школьный курс, но безрезультатно.

Сейчас официального запрета на включение астрономии в учебный план нет. Будут ли изучать старшеклассники этот предмет, решает руководство школы, где в большинстве своем предпочитают проводить уроки по более «важным» предметам.

Краткие знания об астрономии в массовых школах дети получают из курсов окружающего мира в начальных классах и физики в старших классах. И этого оказывается недостаточно, чтобы понять, чем, к примеру, звезды отличаются от планет и что такое Млечный Путь.

«Границы детского сознания сейчас очень узкие, – рассказывает учитель физики и астрономии школы № 11 Миасса Дамир БАЙБУРИН. – Некоторые путают астрономию с астрологией. Иногда даже в ответ на простейшие вопросы несут вздор».

Проблемы со знанием основ астрономии проявляются не только у детей. ВЦИОМ регулярно проводит опросы населения, которые показывают, что треть россиян убеждены, что не Земля вращается вокруг Солнца, а наоборот. Свои знания об устройстве Вселенной россияне обычно черпают из фантастических голливудских блокбастеров и компьютерных игр. 


Среди мифов, которые прочно устоялись в головах жителей нашей страны, например, есть уверенность в том, что лунные фазы влияют на урожай дачного участка.


Особенно явно проявилась безграмотность россиян во время падения чебаркульского метеорита в феврале 2013 года. Тогда в Челябинске и близлежащих населенных пунктах ударной волной выбило стекла в зданиях, множество людей получили легкие травмы. В местных СМИ на первых порах выдвигались самые неожиданные версии произошедшего: от падения самолета до разрыва военной ракеты. Апофеозом стало выступление перед камерами экс-губернатора Челябинской области Михаила ЮРЕВИЧА, который не смог внятно объяснить, почему метеорит вызвал такие разрушения. После падения метеорита в обществе вновь заговорили о том, что астрономию необходимо вернуть в школы как отдельный предмет, но этого вновь не случилось.

О восстановлении астрономии в списке обязательных школьных предметов заговорили в этом году. Решение, которого от Минобрнауки России добивались 8 лет, этой осенью приняла министр образования и науки России Ольга ВАСИЛЬЕВА. Известно, что предмет будут преподавать один раз в неделю в 10–11-х классах за счет часов второго иностранного языка. При этом вести его будут учителя физики, которые пройдут дополнительное обучение. Отметим, что в педагогических университетах страны учителей астрономии не готовят уже несколько лет. Знания по этому предмету дают будущим учителям физики в рамках лишь одного учебного курса.


СОВЕТСКИЙ ДОМОСТРОЙ

Предмет: Этика и психология семейной жизни
Был обязательным в школах в 1980–1990-е годы
Преподавался в 10-м классе

psiholog_t.jpg

О предмете «Этика и психология семейной жизни» сегодняшние учителя помнят немного, хотя в свое время он произвел революцию в советской школе. На этих уроках школьникам давали основы экономики и психологии, говорили о взаимоотношении полов и браке. И хотя вопросы сексуального просвещения в содержание курса не входили, предмет пользовался огромной популярностью у старшеклассников, поскольку именно на нем с подростками впервые по-взрослому говорили о любви.

ЭПСЖ ввели в эпоху перестройки, когда в Советском Союзе резко выросло количество разводов. Правительство страны поставило перед школами задачу повысить ценность брака в глазах молодежи. Роль наставников в семейных отношениях должны были исполнять учителя-филологи, поскольку психологов в школах тогда не было, а о любви и отношениях говорили только на литературе. На деле же на краткие курсы переподготовки отправляли и других педагогов-предметников, у которых было мало нагрузки. Главным критерием отбора стало семейное положение и наличие собственных детей. Обучение учителей длилось 1,5 месяца без отрыва от основной работы и включало в себя лишь 5–6 занятий.

Уроки ЭПСЖ для школьников проводились раз в неделю, во втором полугодии 10-го класса. Предмет носил информационно-познавательный характер – итоговая оценка по нему в аттестат не ставилась. Чтобы избежать душевного стриптиза и не рассказывать о собственном опыте семейной жизни, учителя разбирали произведения литературы, которые не входили в школьную программу. Большой популярностью пользовались «Письмо незнакомки» Стефана ЦВЕЙГА, «Анна КАРЕНИНА» Льва ТОЛСТОГО, «Митина любовь» Ивана БУНИНА и «Леди МАКБЕТ Мценского уезда» ЛЕСКОВА. Иногда уроки с юношами и девушками проводили отдельно.

«Время было пуританское, поэтому для разговора с мальчиками приходилось приглашать преподавателей-мужчин, – вспоминает директор гимназии № 80 Марина ГОРЮШКИНА, которая вела ЭПСЖ в гимназии № 1 Челябинска. – Мы читали те произведения, которые вызывали интерес у ребят, объясняли, почему распадаются семьи. Задача курса была в том, чтобы сделать браки более крепкими, но случился парадокс. За несколько лет преподавания предмета среди населения страны в целом количество разводов действительно сократилось, однако массово стали распадаться браки учителей ЭПСЖ. Об этом писали в газетах».

По мнению ГОРЮШКИНОЙ, сработал стандартный перенос. С детьми разбирались произведения, где женщины желали уйти от мужей. Учителя, проникшись этой идей, подавали на развод уже в реальной жизни.

По этой и многим другим причинам предмет «Этика и психология семейной жизни», выполнив свою главную задачу, исчез из школьной программы. Хотя учителя по-прежнему считают, что в том или ином виде он был бы востребован и сейчас. По их мнению, детей необходимо учить строить гармоничные, здоровые личные отношения вне зависимости от принадлежности к этническим группам и религиозным конфессиям.

Периодически предложения вернуть предмет поступают от общественников и депутатов. Например, несколько лет назад бывший детский омбудсмен Павел АСТАХОВ предлагал возобновить преподавание в школах предмета «Этика и психология семейной жизни», чтобы предотвратить сексуальное растление несовершеннолетних.

«Детям необходимо рассказывать, как избегать преждевременного начала сексуальной жизни, сохранять целомудрие, правильно строить семью, готовить их к выполнению важнейших социальных функций матери и отца в их будущей семейной жизни, ответственному отношению к семье, супружеству, рождению и воспитанию детей», – говорил тогда АСТАХОВ.

В декабре с инициативой разработать для школ курс этики и семейного воспитания выступила зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана ПУШКИНА, и большинство коллег ее поддержали, правда, с оговоркой, что такие уроки не должны быть обязательными.

Сейчас в некоторых школах проводятся элективные курсы по психологии для старшеклассников, где в том числе затрагивают вопросы взаимоотношений в семье, однако эти занятия ведут не учителя, а психологи. Они направлены на подготовку школьников к поступлению на факультеты психологии в вузы страны.


В РУЖЬЕ

Предмет: Начальная военная подготовка
Преподавали с 1968-го по 1991 год
Уроки велись в 9–10-х классах школ, техникумах и ПТУ

nvp_t.jpg

Постановление о начальной военной подготовке для молодежи Советского Союза в рамках закона «О всеобщей воинской обязанности» подписал в 1968 году сам председатель Совета министров СССР Алексей КОСЫГИН. Как писали в документе, юноши и девушки должны были «приобрести практические навыки в объеме одиночной подготовки солдата», освоить основы гражданской обороны и одну из военно-технических специальностей.

Годовой обучающий курс в 140 часов, по 2 часа в неделю, предусматривал несколько видов подготовки: строевую, огневую, тактическую, топографическую, инженерную, защиту от оружия массового поражения и медицинскую подготовку для девушек. Все вместе старшеклассники узнавали, как устроены Вооруженные силы, изучали воинские звания, порядок прохождения службы, воинский устав. Каждый урок начинался с построения класса, осмотра внешнего вида учеников. Специальной военной формы не носили, но вид требовалось иметь аккуратный, у парней обращали особое внимание на стрижку – за длинные волосы могли не допустить к занятиям, отправить в парикмахерскую.

На некоторых занятиях делились на группы: когда девушки осваивали приемы оказания первой медицинской помощи, мальчики разбирали и собирали автоматы КАЛАШНИКОВА. Однако деление не было слишком строгим. При желании и девушки упражнялись с оружием.


Ученица деревенской школы, выпускница 1978 года Татьяна ПИРОГОВА помнит, что девушки из двух классов выезжали на тренировки как сандружинницы, с сумками через плечо и противогазами. 


«Условия были приближены к боевым, – вспоминает Татьяна. – Мы накладывали шину на «сломанную» ногу парню и несли его на носилках по лесу и через поляну, довольно долго».

Преподавание НВП сильно различалось в городе и в деревне. В деревенской школе, где училась ПИРОГОВА, военное дело преподавал учитель, который вел и черчение, и рисование, и предмет «Тракторы и сельхозмашины». Отставных военных, которые могли бы вести НВП, в деревне не было, равно как и тира, и малокалиберных винтовок для тренировочной стрельбы тоже. Единственным «учебным пособием» служил автомат АК с просверленным стволом. Все остальное проходили теоретически – по плакатам и учебникам. Иное дело – в городе. Работавший в советские годы военруком в одной из школ Копейска Сергей СУББОТИН рассказывает, что малокалиберных винтовок в школе было две. Они и учебный «КАЛАШНИКОВ» содержались в специальной оружейной комнате, которая закрывалась на замок и имела две двери – металлическую и решетчатую. Патронов для тренировочных стрельб у военруков было в достатке, их никто не считал. Перед каждым походом в тир по мере необходимости военрук получал по 2–3 пачки патронов в военкомате. Собирать и сдавать гильзы военруков никто не обязывал.

Раз в год, летом, парней-старшеклассников, изучающих НВП, вывозили на настоящие стрельбы на полигон. 15–16-летние мальчишки стреляли по мишеням из настоящих боевых автоматов КАЛАШНИКОВА, заряженных боевыми патронами. В основном мазали, но некоторые попадали в цель. Командовали стрельбами офицеры из военкомата. Каждому парню выдавали по три боевых патрона на одну стрельбу.

«Патроны жестко не экономили – мне как военруку офицеры предлагали пострелять, сколько захочу, но я совсем недавно вернулся из армии, настрелялся», – рассказывает Сергей СУББОТИН.

Отдельным курсом в рамках НВП изучалась гражданская оборона, по ней был специальный учебник. И юноши, и девушки подробно разбирали поражающие факторы ядерного взрыва. «Ударная волна, проникающая радиация, радиоактивное заражение – запомнила на всю жизнь, – рассказывает Татьяна ПИРОГОВА. – Только эта информация мне совсем в жизни не пригодилась, а вот уметь ставить уколы было бы очень хорошо, но этому нас на медицине так и не научили».


УКРОТИТЕЛИ ЦИРКУЛЯ

Предмет: Черчение
Преподавали с советских времен по 2006 год
Сохраняется в виде элективного курса в школах

chercheniye_t.jpg

В Советском Союзе, где работало множество заводов, выпускающих машиностроительную и оборонную продукцию, инженеры и технические рабочие нужны были как воздух. Большинство юношей и даже девушки тех времен шли учиться на технические специальности. Отменить преподавание черчения в школах тогда никому не пришло бы в голову. В постсоветское время заводов стало заметно меньше, профессия инженера потеряла популярность, а компьютерные технологии расцвели. Очевидно, в Министерстве образования и науки РФ решили, что водить карандашом по бумаге в XXI веке ни к чему, все чертежи можно выполнить в программах «Компас-3D», «АutoCAD» и тому подобных. Черчение как обязательный предмет из школьной программы изъяли. В последующие годы выяснилось, что выполнить компьютерное моделирование, компьютерную графику может только тот, кто овладел азами черчения. Выпускники школ, в которых черчение не преподавалось, поступив в технические вузы, испытывают большие трудности с самого первого курса – и с начертательной геометрией, и с инженерной графикой. При этом времени на постижение азов черчения в вузе им никто не дает.

С «начерталкой» мучились все поколения студентов-техников, даже те, кто обучался черчению в школе. Помня об этом, Надежда ПЛАКСИНА, инженер-механик по образованию, когда пришла в 90-е годы в школу учителем, самостоятельно разработала, защитила и преподавала старшеклассникам собственный курс «Введение в начертательную геометрию». «Мои ученики, поступившие в ЮУрГУ на технические специальности, ничего, кроме слов благодарности, мне не говорили», – вспоминает ПЛАКСИНА. Заведующий конструкторской лабораторией челябинского завода «Полет» Виктор БРЕЙМАЕР вспоминает, что в советские годы в его деревенской школе черчение преподавал учитель рисования, из-за чего возникали большие проблемы. «Перед выпускным классом летом, в каникулы, я переделывал задания по черчению, чтобы была пятерка, но вышло только «четыре», и вместо золотой медали я получил только серебряную», – вспоминает инженер.

В технологическом лицее № 120 Челябинска, где детей ориентируют на технические специальности, пропедевтически основы черчения дают с 1-го класса. По словам заместителя директора лицея Ирины ГОРБАЧЕВОЙ, школьники изучают около 40 технологий, предполагающих развитие абстрактного мышления, пространственного воображения – например, оригами. Затем элементы черчения проходят в 5-м классе, на уроках технологии, а восьмиклассники и девятиклассники изучают «Машиностроительное черчение» по одному часу в неделю. «Черчение – дисциплина очень интегративная, – говорит Ирина ГОРБАЧЕВА. – Она пересекается и с геометрией, и с математикой, и с технологией, поэтому мы в лицее не отказались от преподавания черчения, выделили на него часы из вариативного компонента».

Преподаватель черчения Татьяна СТЕПИНА убеждена, что одного часа черчения в неделю мало. По ее словам, в 8-м классе ученики осваивают азы: учатся аккуратно оформлять чертеж, затачивать карандаши, проводить прямые линии, пользоваться линейкой, разными угольниками, циркулем, рейсшиной. Учебные пособия – объемные детали с разрезами. Далее в программе – выполнение чертежей плоских деталей. К построению объемных изображений дети переходят в 9-м классе. Начинается год с темы сечения – рассечения мысленной плоскостью и изображения того, что увидели при рассечении. Затем в программе идут разрезы, сборочные чертежи, строительные чертежи. Преподаватель все время ориентирует детей на то, что черчение им пригодится в жизни на каждом шагу. «Захотели мы купить новую квартиру в микрорайоне, берем план, а понять ничего не можем, если не знаем язык чертежа, – говорит Татьяна СТЕПИНА. – А между тем, здесь видно, где расположится ближайший к дому магазин, в какую сторону открывается дверь спальни и т. д. Покупая квартиры на этапе строительства за огромные деньги, это надо знать!»

В лицее гордятся, что разработанная их преподавателем в соавторстве с учеными ЮУрГУ программа «Компьютерное моделирование и индустриальная технология» рекомендована к использованию в стране, однако применяется мало – она предполагает работу на станках с ЧПУ, которые очень дорого стоят, и купить их для уроков технологии может позволить себе далеко не каждая школа. Для работы в этой программе школьники уже в 9-м классе начинают осваивать «Компас», но не все, а только те, кто обучается по профильному модулю.


Автор  Галина АБАКУМОВА, Анна ХУДЯКОВА
Источник  Вектор образованиЯ

Возврат к списку

Южный Урал        Россия

Мы в социальных сетях

Фоторепортаж

pobediteiy_olimp__77.jpg
pobediteiy_olimp__76.jpg
pobediteiy_olimp__73.jpg
pobediteiy_olimp__72.jpg
pobediteiy_olimp__71.jpg
pobediteiy_olimp__70.jpg
pobediteiy_olimp__69.jpg
pobediteiy_olimp__68.jpg
pobediteiy_olimp__67.jpg

Статистика посещений

Яндекс.Метрика
ООО Ай «Ти Инжиниринг»
© 2011 ООО «Информационное агентство «Вектор Образования» | Сделано в IT Engineering LTD