Вектор образования

Сейчас
Яндекс.Погода

Рассылка

Календарь событий

Ноябрь 2017 г.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Наши партнеры

Наши мероприятия

Дмитрий Медведев провёл совещание о развитии системы дошкольного образования и обеспечении его доступности

22 августа 2012 Д.А.Медведев: Добрый день, добрый вечер! Я имею в виду Николая Николаевича (Н.Н.Дудов – губернатор Магаданской области). Доброго утра ни у кого нет, поэтому давайте начнём работу. Мы сегодня договорились пообсуждать в таком чуть более широком ключе ситуацию в дошкольном образовании, ну и, естественно, обеспечение доступности детских дошкольных учреждений, то есть, проще говоря, проблему ликвидации очередей в детские сады. Тема сверхактуальная. Я посетил практически все регионы страны. Вы знаете, я не помню ни одного случая, когда бы я общался с людьми (просто так, на улице, что называется) и когда бы меня не спрашивали про детские сады. Это на самом деле тема, которая действительно волнует абсолютное большинство людей, во всяком случае тех, у кого есть малолетние дети, поэтому вопрос был, есть и будет на особом контроле в Правительстве, и, надеюсь, им будут активно заниматься регионы.

С 1 сентября текущего года для детей в возрасте от 3 до 7 лет (а мы учитываем сейчас эту категорию, хотя есть потребность и для более маленьких детей) потребность в детских дошкольных учреждениях составит 1 млн 300 тыс. мест. Будут обеспечены местами около миллиона, так я понимаю? Но, естественно, задача должна решаться, задача должна решаться применительно ко всей стране, и она не снята с повестки дня. Наоборот, на неё в федеральном бюджете предусмотрено 8 млрд рублей, для того чтобы были использованы бюджетные кредиты регионам. 20 июля правительство приняло решение о выделении дополнительно такой же суммы в 2013 году. Средства должны пойти на реализацию комплексной программы поддержки и развития детских дошкольных учреждений, на строительство новых детских садов.

Конечно, очень важно, как это будет делаться, по каким ценам, по каким стандартам, потому что по этому поводу тоже существует серьёзная дискуссия и в обществе, и даже в государственных структурах. И вообще, что такое современный детский сад? Это отдельная тема разговора, может быть, не для такого совещания. Каким он должен быть, особенно с учётом появления детских дошкольных учреждений нового типа, альтернативных – частных детских садиков, в общем, разных возможностей по осуществлению ухода за детьми. Негосударственный сектор растёт, вариативные формы образования и воспитания развиваются. Мне кажется, что это в целом неплохо, тем более что в ряде регионов это позволяет достаточно быстро решать проблемы. Но есть ещё одна проблема, о которой мы все говорим и по которой руководители регионов, в том числе и по моему поручению, предпринимали усилия. Это возврат детских садов, незаконно отторгнутых в прежний период, а в ряде случае и вполне законно проданных, но которые используются не по назначению или, во всяком случае, которые могут быть на каких-то согласованных началах возвращены в систему образования. Это, конечно, очень важная деятельность.

И наконец, последнее, что я хотел сказать, не по значению. Просто хотел проинформировать всех, что есть ведомственная сеть детских дошкольных учреждений, детских садиков. В частности, детские сады, которые находятся на балансе Министерства обороны. Меня тоже об этом всё время спрашивают, в том числе когда я посещаю военные городки. Эти детские сады должны обязательно сохраниться. Я вот только что сегодня подписал распоряжение, касающееся целого ряда детских садов, которые находятся в ведении Министерства обороны. Все они должны остаться и должны, естественно, выполнять свою основную задачу.

У нас на связи регионы. Сначала я предлагаю послушать то, что Ольга Юрьевна (О.Ю.Голодец) скажет. Ольга Юрьевна, пожалуйста. Коротко, естественно, давайте, чтобы не растекаться.

О.Ю.Голодец: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги, я хочу доложить о том, как идёт работа в соответствии с той задачей, которая поставлена для всего нашего общества – обеспечить стопроцентную доступность дошкольного образования для детей от трёх до семи лет к 2016 году. Я хочу подчеркнуть, что это не формальная задача, а это общий мировой тренд развития системы образования, современных подходов к образованию в раннем возрасте. Если мы принципиально не изменим ситуацию с дошкольным образованием с трёхлетнего возраста, то надеяться на успех в 7-, 10-, 17-летнем возрасте мы тоже не сможем. Поэтому мы сегодня огромное внимание уделяем и обеспеченности детскими дошкольными учреждениями, и содержанию программ дошкольного образования, о чём я скажу чуть позже.

В этом году детские дошкольные учреждения посещали 5,9 млн ребятишек.

Д.А.Медведев: Это мы считаем, вот эта цифра, с какого возраста?

О.Ю.Голодец: Это все дети.

Д.А.Медведев: Все дети? То есть с самых ранних возрастов?

О.Ю.Голодец: С самых ранних возрастов, потому что ситуация по регионам абсолютно разная, и у нас есть в регионах такие места, где без проблем устраивают детей любого возраста. Наша проблема имеет географический характер.

Д.А.Медведев: У нас вообще страна такая очень разная.

О.Ю.Голодец: Да, она очень разная. Мы это чётко понимаем.

Д.А.Медведев: Причём, что удивительно, речь не только о, скажем, малонаселённых и густонаселённых территориях. Бывает, территория, в общем, вполне серьёзно населена, но там нет проблем с детскими садами, и наоборот, в относительно малонаселенной территории много этих проблем.

О.Ю.Голодец: Да, проблема носит географический характер. И что очень важно, в этом году у нас уходит в школу поколение, которое составляет более 1 млн человек.

Д.А.Медведев: Грустно сказали об этом. Это естественный процесс.

О.Ю.Голодец: Это естественный процесс, но то поколение, которое приходит, существенно больше. Это хорошо, это отражает нашу демографическую динамику. Я имею в виду только тех, которые заявляются, что они хотят ходить в детские сады – это 1,3 млн. То есть не все дети у нас всё-таки ещё посещают детские сады, и не все родители стремятся отдать детей в детские сады, и эта цифра тоже будет увеличиваться. Сегодня о своём желании идти заявляют 1,3 млн, и наше расхождение почти в 300 тыс. мест – это существенное расхождение. Плюс накопленная очередь, которая существует в разных регионах, она составляет различный навес тоже по регионам.

Д.А.Медведев: У нас общая очередь с учётом всех возрастов какая сейчас?

О.Ю.Голодец: 1,2 млн – это очередь желающих попасть начиная с 1 сентября 2012 года всех возрастов. Я считаю только тех, которые не обеспечены местами.

Д.А.Медведев: Ну, конечно.

О.Ю.Голодец: То есть за вычетом тех, для кого места уже зарезервированы в связи с выходом…

Д.А.Медведев: Нет-нет, тех, кто стоит в очереди, и у кого нет возможности.

О.Ю.Голодец: Из этих детишек 315 тыс. – это дети в возрасте от трёх до семи лет, остальные детишки – это детишки младших возрастов, потому что сегодня мамы занимают активную жизненную позицию, они хотят работать, они хотят участвовать в жизни, в экономической жизни. Это очень важное подспорье для каждой семьи, и сегодня, конечно, мамы стремятся отдать детей, начиная с полутора, с двух лет, и мы это тоже не снимаем со счетов и не выводим за скобки.

Что сегодня делается для того, чтобы решить проблему с очерёдностью? Конечно, основная нагрузка ложится на строительство детских дошкольных учреждений, и с 1 сентября 2012 года по 1 января 2013 года будет дополнительно введено в действие 281 тыс. мест. Это не предельная цифра. По многим регионам это решит ситуацию. Я сейчас скажу, как будет обстоять ситуация в разных регионах, но это такой серьёзный прорыв в плане движения к ликвидации очередей. У нас есть регионы – абсолютные лидеры по введению новых мест: это прежде всего Московская область, которая вводит в этом году 25,8 тыс. мест, Республика Башкортостан, Санкт-Петербург, Новосибирская область, Ленинградская область, Иркутская и Москва. У нас есть регионы – абсолютные лидеры, 11 регионов из 83 к 1 сентября удовлетворят всю потребность и у нас не будет очерёдности для детей в возрасте от 3 до 7 лет.

Д.А.Медведев: Это какие регионы? Назовите.

О.Ю.Голодец: Я зачитываю наших передовиков. Это Москва, Санкт-Петербург, Татарстан, Хакасия, Алтайский край, Вологодская область, Магаданская область, Новгородская область, Псковская область, Тамбовская область и Чукотский автономный округ.

Д.А.Медведев: То есть это передовики у нас?

О.Ю.Голодец: Это наши отличники. Регионы приложили огромные усилия…

Д.А.Медведев: Особенно удивительно это, конечно, применительно к Москве и Петербургу, потому что это колоссальные мегаполисы.

О.Ю.Голодец: И те специалисты, которые работают над проблемой, сегодня включают все ресурсы, которые возможны, по развитию вариативных форм, по использованию тех площадей, которые возможны. Активно идут переговоры по тем детским садикам, которые были выведены из оборота. Таким образом, движение сегодня обозначилось. Мы интенсивно работаем с регионами, у нас было уже несколько совещаний на эту тему со всеми регионами России в селекторном режиме. И мы надеемся, что эти 11 регионов к 1 января 2013 года будут дополнены ещё… Я просто не хочу сейчас называть цифры…

Д.А.Медведев: Пусть сначала добьются.

О.Ю.Голодец: Да, пусть добьются результатов… будут дополнены значительной частью регионов Российской Федерации. Это то, что касается очередности. Мы надеемся, что к 2016 году в полном объёме выполним свою программу и решим эту проблему, несмотря на то, что цифра меняется год от года. Мы видим сегодня следующее поколение, и мы видим, что каждое поколение отличается от предыдущего у нас в Российской Федерации примерно на 150 тыс. – это существенная цифра. Плюс сегодня родителей, которые понимают необходимость дошкольного образования и стремятся отдавать детей в детские сады, тоже становится больше, и у нас растёт уровень охвата дошкольным образованием. Мы тоже это понимаем, поэтому мы должны работать в ускоренном темпе, опережающем темпе по сравнению с темпами рождаемости и темпами нашей демографии.

Что ещё очень важно сказать? Буквально на две минуты остановлюсь всё-таки на содержательной части, потому что наша задача – не просто обеспечить доступ к дошкольному образованию, но и сказать о тех подходах, которые сегодня формируются. Действительно, дошкольное образование – это один из самых сложных видов образования, потому что это особый подход к ребёнку, его развитию. Сегодня нам удалось собрать уникальную, я считаю, команду специалистов – это и специалисты, которые непосредственно в ежедневном режиме занимаются воспитанием детей, это и методисты, и международные эксперты. И сегодня эти люди составляют фактически новые подходы к программам дошкольного образования. Очень важно, что сегодня эти все подходы разбиты на блоки. Это новые подходы и к физическому образованию, и к художественно-эстетическому образованию, к развитию речи, и так далее, и так далее. И сегодня, например, если мы будем говорить о программе физического образования, то мы делаем ставки на те программы, которые подготовлены лучшими специалистами Российской Федерации, и, я считаю, что сегодня - и мира. Например, программа, которую разработала Ирина Александровна Винер (главный тренер сборной команды России по художественной гимнастике, заслуженный тренер России) специально для детских садов, для детей-дошкольников в возрасте от трёх лет. Апробация программы показывает уникальные результаты по физическому развитию детей, которые воспитываются на основе этой программы. По программе музыкального образования у нас сейчас в группу по её развитию включён такой человек, как Денис Мацуев (Д.Л.Мацуев – российский пианист и общественный деятель), который абсолютно неформально подходит к решению проблем и показывает, как нужно сделать так, чтобы с малых лет привить интерес, любовь к музыке и научить ребёнка слушать музыку, понимать музыку, открыть ему такой важный момент развития личности.

Мы планируем, что к 2013 году у нас будут готовы новые подходы к дошкольному образованию.

Д.А.Медведев: Стандарты, имеется в виду?

О.Ю.Голодец: Стандарты образования. И мы начнём в 2013 году в пилотном режиме по разным программам эти стандарты проверять, рассматривать. И я думаю, что к 2015 году мы сможем перейти на новые стандарты дошкольного образования на территории Российской Федерации.

Д.А.Медведев: Спасибо, Ольга Юрьевна. В целом информация скорее такая позитивная, потому что есть изменения. Я помню, когда мы за эту тему взялись, это был условно 2006–2007 год, очередь была больше, хотя темпы прироста населения и рождаемости детей были меньше. Ситуация была гораздо более сложная. Хорошо, что есть такой тренд, но в общем ещё дел очень много, очень много проблем в отдельных регионах, и очень разные механизмы для этого стоит использовать. Давайте тогда пообщаемся. Давайте мы так поступим: мы сейчас включим регионы, а потом мы с коллегами, которые здесь у нас присутствуют в зале, тоже поговорим. Я просто хочу коротко, чтобы вы – и Андрей Анатольевич (А.А.Турчак – губернатор Псковской области), и Николай Николаевич (Н.Н.Дудов – губернатор Магаданской области) – рассказали, за счёт чего удалось эту очень сложную проблему решить, какие механизмы использовались. Так, без длинных рапортов, пожалуйста. Давайте, Николай Николаевич, с вас начнём (у вас уже времени много), чтобы вас отпустить домой. Пожалуйста.

Н.Н.Дудов: Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Действительно проблема, связанная с обеспечением дошкольными учреждениями детей, стояла некогда в Магаданской области более остро, нежели сейчас. Но нынешняя ситуация как раз и показывает, что органы исполнительной власти – и муниципальные, и региональные, безусловно, работали над тем, чтобы эту ситуацию улучшить. И сегодня хочу сказать, что, конечно, до конца эта проблема не решена, поскольку мы считаем, что и дети, которые сегодня младше трёх лет, тоже имеют право быть обеспеченными дошкольными учреждениями. В нашей Магаданской области, например, на сегодня 1145 детей такого возраста нуждаются в дошкольных учреждениях. Это примерно 9,4% общего количества детей в возрасте от нуля до семи лет. Но в этой цифре, безусловно, 91% – это всё-таки дети, которые имеют возраст от нуля до трёх лет. Остальная категория, о которой мы говорим, действительно в своём большинстве проблему эту решила, но мы продолжаем работать над тем, чтобы сохранять эту положительную тенденцию, наметившуюся у нас за счёт работы по соответствующей программе. Она у нас действует, начиная с текущего года, а до этого была на уровне муниципальных образований. Мы закладываем финансирование, конечно, из консолидированного бюджета (но больше из областного) и решаем проблему по нескольким направлениям. Конечно, используем возможности имеющихся образовательных учреждений и для этого создаём дошкольные места в них. Мы работаем по тем рекомендациям, которые были даны Вами в отношении того, чтобы использовать ранее имеющиеся дошкольные учреждения для целей, которые сегодня предназначены для этого. И только в текущем году два объекта мы вводим в эксплуатацию именно для этих целей. Мы, конечно, начинаем строить и новые объекты, современные детские сады. В частности, в Ягоднинском районе в этом году начато строительство, и на следующий год мы введём в посёлке Ягодное детский сад на 175 мест.

Поэтому та задача, которая стоит – к 2016 году обеспечить детей от трёх до семи лет дошкольными учреждениями, – конечно, будет нами решена. Это однозначно. Мы даже сможем это сделать намного раньше. Самое главное, наработан механизм. Мы, к сожалению, может быть, не используем те новые подходы, которые осуществляются в стране, хотя мы за ними наблюдаем. Но специфика нашей территории не очень позволяет нам сегодня говорить, например, о том, чтобы делать частные детские дошкольные учреждения, хотя в одном из населённых пунктов попытка сейчас предпринимается. Если это получит развитие, конечно, мы готовы это использовать. Всё то, что происходит в стране, не остаётся без нашего внимания и мы, конечно, с интересом будем этот опыт перенимать, но самое главное, будем добиваться результатов, к которым мы все стремимся, решать проблемы. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо, Николай Николаевич. Я всё-таки не понял: так у вас очередь-то будет в этом году или её нет? Потому что вы так хорошо сказали, что к 2016 году всё ликвидируем, партия торжественно обещает, что нынешнее поколение увидит детские сады. Так чего сейчас-то?

Н.Н.Дудов: На 1 июня текущего года у нас было 122 ребёнка в возрасте от трёх до семи лет. Мы в этом году вводим (до конца года) 259 мест в дошкольных учреждениях и тем самым практически решаем проблему, связанную именно с этой возрастной группой.

Д.А.Медведев: Да. Я в данном случае говорю, допустим, про детей в возрасте от трёх до семи лет, хотя проблема касается всех детей. В этом году за счёт введения новых мест вы эту проблему для всех деток в возрасте от трёх до семи лет закрываете. Ну ладно, спасибо. Насчёт частных детских садов ещё поговорим. Пожалуйста, теперь Андрей Анатольевич (А.А.Турчак – губернатор Псковской области), Псковская область.

А.А.Турчак: Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Хотел бы поблагодарить Ольгу Юрьевну (О.Ю.Голодец) за положительную оценку. Но считаю, что это аванс, поскольку мы в начале пути находимся. У нас действительно особое внимание этой проблеме уделяется: принята соответствующая областная программа, рассчитанная до 2015 года. Несколько элементов этой программы: первая задача – это обеспечение местами категории, о которой мы сейчас говорим (от трёх до семи лет). Эта задача в текущем году будет выполнена. На сегодняшний день у нас по этой категории деток осталось ввести 256 мест, и мы до конца 2012 года в рамках нашей областной программы эту очередь закроем.

Что мы делали? Естественно, возвращали детские сады, которые в своё время были переданы (за полтора года три таких здания было возвращено, в том числе одно - Министерством обороны), открывали дошкольные группы в существующих школах. Более 20 групп было открыто, более 400 мест за счёт этого мы получили. Также в самих детских садах открывали незадействованные площади, более 40 дополнительных групп на 400 мест было открыто. В Пскове и в Великих Луках за эти полтора года четыре садика мы открыли, и к новому учебному году ещё один садик на 120 мест в Пскове будет открыт. Итого за полтора года 1,7 тыс. мест дополнительных мы ввели. Кроме того, в рамках федеральной программы все эти места были оборудованы современным оборудованием, мягким инвентарём – за это отдельные слова благодарности Министерству образования. Задача, которую мы перед собой ставим, – начать в этом уже году ликвидировать очередь по категории деток от полутора лет. Есть несколько нерешённых вопросов с Минобороны. Должен сказать, что по некоторым объектам год назад приказ министра обороны был подписан, а Департамент имущественных отношений до сих пор занимается футболом и акты приёма-передачи с муниципалитетами не подписывает.

Мы по этому поводу ведём постоянную переписку с Министерством обороны и надеемся, что в 2012-2013 году три объекта Минобороны мы…

Д.А.Медведев: Это какие объекты Минобороны, Андрей Анатольевич? Назовите.

А.А.Турчак: Это детский садик в Крестах, по которому решение было принято более полутора лет назад и до сих пор по нему акт приёма-передачи не подписан, и два садика во Владимирском Лагере (это Стругокрасненский район), действующие детские сады, которые работали на Владимирский Лагерь, но принято решение министром о передислокации сил. И мы готовы эти детские сады взять в эксплуатацию и дальше продолжать их эксплуатировать.

Д.А.Медведев: Я пометил себе, потому что я увижу сейчас министра обороны и скажу ему, чтобы он занялся этой проблемой вплотную. Три детских сада?

А.А.Турчак: Да, три детских сада. У него точно этот вопрос на слуху, потому что мы ему, действительно… Каждый месяц я этот вопрос поднимаю, и на уровне ДИО он утопает, к сожалению.

Д.А.Медведев: На уровне чего он утопает? Это что за зверь такой? Где он тонет?

А.А.Турчак: Департамент имущественных отношений Минобороны.

Д.А.Медведев: А, это их департамент имущественных отношений?

А.А.Турчак: Это их департамент, да.

Д.А.Медведев: А они что-нибудь говорят? Или просто бумажки передвигают?

А.А.Турчак: Ну, они занимаются, Дмитрий Анатольевич…

Д.А.Медведев: Ладно, разберёмся, хорошо. Пожалуйста, завершайте.

А.А.Турчак: Ещё один большой блок по нашей областной программе – это вопрос, связанный с заработной платой, повышением заработной платы воспитателей. Хочу сказать, что, начиная с 2011 года, у нас действует новая система оплаты труда, по которой на 32% заработная плата воспитателей детских садов выросла. И мы планируем к 1 января 2013 года довести её до средней заработной платы в системе образования Псковской области. То есть в абсолютной цифре это 14 тыс. рублей с небольшим при средней зарплате в экономике в области 16,2 тыс. рублей. Эту задачу мы себе ставим на 2013 год.

Д.А.Медведев: Хорошо, Андрей Анатольевич. Спасибо за информацию. Теперь давайте вернёмся сюда и поговорим вообще о системе детского дошкольного образования. Александр Григорьевич (обращаясь к А.Г.Асмоловудиректору Федерального института развития образования, академику Российской академии образования), давайте, наверное, с Вас начнём. Я тут посмотрел, такие умные слова всякие написаны. Я, например, не знаю, что такое «система Монтессори», программа «Содружество» и в чём заключаются элементы вальдорфской педагогики. Вы, наверное, знаете.

А.Г.Асмолов: Дмитрий Анатольевич, есть уникальные инновационные системы дошкольного воспитания. Но если бы мы сейчас превратили наше общение в рассказ об этих системах, ушло бы очень много времени, поэтому я…

Д.А.Медведев: Но это хорошие системы?

А.Г.Асмолов: Для каждого ребёнка должна быть своя чёткая система. Система делается под задачу с учётом индивидуального развития ребёнка, а, по сути дела, то, что сегодня происходит… Когда-то была начата программа, не так давно, «Наша новая школа». Сегодня мы присутствуем при старте программы «Наш новый детский сад» и «Наше новое дошкольное образование». И когда мы эту программу сейчас начинаем, я бы хотел просто обратить внимание на несколько вещей. Первое. Наши дети – это дети сетевого информационного столетия. Они другие, и у них совершенно другие пути и способы общения. Я приведу маленький пример. Недавно (я рассказывал об этом примере) я ребёнку передал книжку «О рыбаке и рыбке» с шикарными картинками. Ему три года. Он взял в руки эту книжку, посмотрел на картинки и стал делать вот такое движение (показывает). Когда он увидел, что не расширяется, не…

Д.А.Медведев: Потерял интерес к этому?

А.Г.Асмолов: Да. Он бросил её и подумал, что это какой-то сломанный айпад, а ребёнку было три года. То есть первое, что надо понимать: это другие дети, дети сетевого времени, информационного века, они по-другому реагируют. У нас, когда мы думаем о новых программах, есть одна сложнейшая проблема: если дети живут в этом информационном мире, им дышат, им рождаются, если они мастера решения нестандартных задач уже, то самая трудная драма – это драма отставания воспитателей и педагогов от наших дошкольников. Я хочу быть правильно понятым, потому что, когда ребёнок этим владеет.. Когда вы спросите ребёнка, который быстро исправил в пять лет мобильный, который дедушка или папа не мог исправить, как он это сделал… Он это просто сделал. Ему не надо объяснять, как он это сделал. То есть мы имеем…

Д.А.Медведев: Он знает просто.

А.Г.Асмолов: Абсолютно точно! Он просто знает. Отсюда есть следующие риски: риск не понять, что мы имеем дело с детьми информационной социализации, и построить совершенно иные программы развития воспитателей. Сделать эти программы – это задача номер один.

Второй риск. Если мы вдруг стандарты школы в прямом смысле перенесём на стандарты уникального мира развития дошкольного детства. И я вдруг себе говорю, извините, просто молюсь: не дай нам Бог впасть в грех ЕГЭ для дошкольников. Вот Вы как-то недавно упомянули, что на себе недавно почувствовали, что такое ЕГЭ, правда, для старшеклассников. Но ЕГЭ для дошкольников, если мы это сделаем, будет опасно. Отсюда нужны стандарты, Вы это упоминали сейчас, я бы хотел это фиксировать. Нужны стандарты вариативного образования для дошкольников именно с учётом уникальных вариантов развития детей. И здесь ключ – не просто знания, не просто умения и навыки, а здесь ключ в том, что эти программы должны у ребёнка сформировать веру в себя и в свои возможности. И это уникально, то, что мы можем сделать. У нас существует целый ряд гениальных классиков нашей психологии и педагогики, которые это делали, и не случайно по нашим программам учатся, не побоюсь этого слова, и в Бразилии, и в Аргентине, и даже в первой в мире по образованию стране – Финляндии - берут наши программы. Поэтому сегодня сделать эти программы – одна из уникальнейших задач, которая перед нами стоит. Отсюда такие маленькие моменты. Очень чётко нужно постараться, чтобы обучение вошло в мир ребёнка через ворота детской игры. Если мы просто перенесём школьные формы обучения на ребёнка, мы с вами очень проиграем, их возможности отпадут. Второй момент: наши дети сегодня – это информационные акселераты в буквальном смысле этого слова. Но возникает серьёзный риск, когда личностное развитие и интеллектуальное входят в дисбаланс между собой. Он информационно, интеллектуально очень ушёл вперёд, но личностная зрелость совершенно другая. Отсюда хочется сделать так, чтобы воспитатели, которым мамы передают часто эстафету общения, стали мастерами общения, не побояться того, чтобы в буквальном смысле они овладевали искусством игры и проходили чуть ли не актёрскую подготовку при работе с дошкольниками и понимали этих дошкольников. Поэтому новый веер, репертуар (вот сейчас Вы упоминали) вариативных программ образования для дошкольников – это то, что нам абсолютно на сегодняшний день необходимо. Что страшно? Страшно, если мы будем рассматривать дошкольное детство как подготовку к школьной жизни. Не ребёнок должен готовиться к школе, а школа должна быть готова к ребёнку. Совершенно другая должна быть постановка вопроса. А то у нас получается так (парадоксальная логика, которая в сознании сидит): ребёнок готовится к школе, школьник готовится к вузу, студент готовится к работе, работник готовится к пенсии, пенсионер готовится…

Д.А.Медведев: Понятно к чему.

А.Г.Асмолов: Да. Получается, что дошкольное детство – это подготовка к смерти. Я очень боюсь этой своеобразной логики, поэтому уникальная самоценность детства и этих программ – не лечь под школу. Наоборот, когда в культуре трудно, очень хочется сказать: «Дошкольники, вперёд!». И в этой ситуации то, что сегодня происходит здесь – это своеобразный… Один замечательный демограф, Вишневский (А.Г.Вишневский), придумал слово «детоцентризм». Сегодня у нас происходит здесь в общении тест губернаторов регионов на детоцентризм, на отношение к детству. Такой тест, который отражает в политике отношение к детству, к его ценности, мне крайне важен. Поэтому вариативные стандарты детства, новые программы детства, избежание опасности введения банальных вещей, связанных с неучётом информационной социализации, для нас необходимы.

И мне кажется, эти шаги сегодня (я иногда очень боюсь сказать, что мы дозрели), в общем, мы должны с вами сделать.

И ещё один, последний момент: сегодня дети очень много играют в компьютерные игры. Эти компьютерные игры – очень замечательная вещь, но нужна психологическая экспертиза компьютерных игр. Когда ребёнка спрашивают, как он решит задачу, что отвечает ребёнок? «Это смотря какое у меня будет оружие и сколько у меня будет жизней», – отвечает он. Возникает особый новый феномен: ребёнку кажется, что он может вернуться туда и обратно, что всё обратимо и в виртуальном мире может возникнуть виртуальная ответственность. Вот это очень опасные явления, о которых я хотел кратко, Дмитрий Анатольевич, когда мы говорим о нашем новом детском саде как уникальном инновационном пространстве богатства и разнообразия нашей страны, упомянуть.

Д.А.Медведев: Спасибо, Александр Григорьевич. Вы начали говорить об информационной социализации, о том, что произошло с детьми. Могу Вам сказать… И, кстати, последние слова об играх – такое ощущение, как будто мы с Вами разговаривали до этой встречи, но мы не разговаривали – навели меня на мысль о том, что всё это произошло гораздо раньше даже, чем мы себе представляем. Речь идёт не о поколении айфонов и айпэдов, которые, как вы говорите, вот так вот «расширяют пальчиками» – это появилось недавно. Я просто помню, что году, наверное, в 1998-м мой собственный ребёнок как раз указал на ту тему, о которой вы только что сказали. Мы с ним плавали в бассейне на отдыхе, он говорит: «Давай туда не поплывём, а то утонем и придётся перезагружаться». Вот это чёткий разрыв между реальной жизнью и виртуальной жизнью, а вернее говоря – его исчезновение, исчезновение разницы между онлайном и офлайном, между реальной жизнью и виртуальным миром. И когда это на таком уровне – это ещё не страшно, но забавно. Но чем взрослее человек, тем у него больше всякого рода искушений, более сложными становятся игры и более серьёзные тесты на зрелость. Я не знаю, можно ли все игры, откровенно говоря, обследовать на этот предмет, просто потому что их огромное множество и они выходят пачками каждый день. Но - факт, что на это обязаны обращать внимание и родители, и школа. Имею в виду, что стереотип поведения задан уже этими вещами. И действительно, это сидит внутри.

Отсюда ещё одна тема, по которой я бы хотел с Вами согласиться, – это проблема подготовленности наших педагогических кадров в детских дошкольных учреждениях. Когда мы начинали программы по нашей школе, я имею в виду национальный проект, у меня были большие опасения с точки зрения подготовленности учителей к новым технологиям. Приезжаешь в какой-нибудь небольшой провинциальный город или деревню и видишь детей (пусть они, может быть, не такие холёные, как в городе, но дети везде дети), которые легко, естественно со всеми компьютерами общаются и учителей, особенно провинциальных учителей, которые просто со страхом смотрят на то, что он делает. Такое ощущение, что не понятно, что в руках у него находится. Я испугался тогда, что мы создадим разрыв поколений, увеличим его. Вы знаете, не получилось этого разрыва. Надо отдать должное нашему учительскому корпусу: они довольно легко это расстояние преодолели. И после того как произошла интернетизация школ (во всех школах появились компьютеры, они меняются регулярно), учителя не боятся их. Это не значит, что каждый из них ложится и просыпается с компьютером, но они не боятся, они способны «тыкнуть», где надо, они знают, что и как происходит, все, начиная от учителей молодых, что понятно, и заканчивая учителями пенсионного возраста. В этом смысле нормально всё, но вот детские сады… Всё-таки там и педагогические навыки нужны другие, и всё-таки там количество хорошо подготовленных педагогов, скажем откровенно, меньше, чем в школах, это очевидно, увы. И здесь нам нужно обязательно на эту проблему обратить внимание.

Ну и в отношении вариативного образования для дошкольников, собственно, мне кажется, даже и комментировать нечего – это абсолютно очевидно, это как раз тот возраст, когда образование не может быть никаким иным, кроме как вариативным, поэтому стандарт нужен, но, действительно, единого госэкзамена не нужно, это правда.

Хорошо. Елена Андреевна (обращаясь к Е.А.Тополёвой-Солдуновой – члену Общественной палаты Российской Федерации, директору «Агентства социальной информации»), пожалуйста, вам слово.

Е.А.Тополёва-Солдунова: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Вот Ольга Юрьевна (О.Ю.Голодец) говорила о том, что она будет очень строго следить за тем, как в регионах будут соблюдаться те целевые показатели, которые есть по предоставлению мест в детских садах. Но я хотела сказать, что кроме такого административного контроля у нас есть ещё и общественный контроль, что не менее важно, а так как у нас гражданское общество становится всё более активным, то и в этой сфере тоже мы наблюдаем повышение такой активности, прежде всего родителей, конечно. И мы все с вами читали и слышали про марш мам с колясками в Санкт-Петербурге и других городах, когда они протестуют таким образом, потому что недостаёт мест в детских садах, ну и другие протестные акции. Но кроме протестных акций есть и конструктивная в этом плане гражданская активность, и в том числе выражающаяся в создании инициативных форм дошкольного образования, как, например, семейные воспитательные или дошкольные группы. Мы говорили с вами, что пока только незначительный процент дошкольных учреждений является негосударственным – это всего 1,8%. Но мне кажется, ценности моделей, которые сегодня уже созданы и успешно работают в некоторых регионах, нельзя не заметить и приуменьшать, потому что есть очень интересный опыт. Скажем, те самые семейные или дошкольные воспитательные группы очень успешно работают в Ростовской и Амурской областях. Мы в Общественной палате изучали этот опыт, и действительно, во-первых, содержание детей в таких группах намного дешевле, чем в обычных детских садах, во-вторых, там гораздо больше возможностей индивидуального подхода к детям, тех самых специализированных программ, о важности которых мы тоже говорим. Но это, конечно, всё очень сложно, потому что соблюсти требования, которые сейчас есть к детскому саду, в такой группе, когда порой только одна комната есть для того, чтобы дети и спали, и отдыхали в соответствии с нормами, которые есть, такое невозможно, это всё достаточно проблематично. Но тем не менее смогли же некоторые регионы у себя такой опыт внедрить – в частности, с помощью привлечения некоммерческих организаций к этой работе. Мне кажется, всё это надо очень внимательно изучить и тиражировать.

Точно так же есть очень хороший опыт привлечения частного бизнеса. Хотя опять же то, что мы знаем (например, такой очень хороший опыт есть в Красноярском крае), такой бизнес сделать прибыльным практически невозможно, то есть на самом деле это практически социальное предпринимательство. Но мы знаем, что, например, сейчас и в Министерстве экономического развития разрабатываются программы поддержки социального предпринимательства по аналогии с тем, как есть поддержка просто малого и среднего бизнеса. А всё-таки социальное предпринимательство – это особая совершенно вещь. И мне кажется, сделать здесь акцент именно на социальное предпринимательство в этой сфере – в сфере дошкольного воспитания и образования – тоже было бы очень здорово. Есть, например, фонд «Наше будущее», который поддерживает тоже очень активно социальное предпринимательство. И я думаю, что можно было бы с ними поговорить, чтобы они развивали именно это направление, тем более что есть такой опыт и можно его тиражировать.

Есть другой опыт. Есть опыт, например, Пермского края, когда родителям непосредственно выдавали пособия, и выдают, по-моему, и они могут с этими пособиями, собственно говоря, пойти туда, куда они хотят: они могут пойти в обычный муниципальный детский сад, они могут пойти в частный детский сад, в семейную воспитательную группу и так далее. Но тут есть критика, тут есть тоже разное отношение к этой схеме. Тем не менее в Пермском крае очередь сократилась, когда они это внедрили, с 30 до 4%. То есть тоже стоит, наверное, изучить это. Это может работать и в форме потребительских субсидий, это может быть и пособие действительно, и какие-то сертификаты или ваучеры, которые выдаются родителям, когда они могут выбрать эту форму дошкольного образования для своих детей. Естественно, что это может быть не любое учреждение, а, например, которое уже входит в специальный список аккредитованных учреждений, и так далее. То есть есть вариативность вот этих форм. Мне кажется, неправильно, наверное, делать акцент на том, что только государство у нас должно решить эту проблему, то есть нужно подключать все другие секторы (и частный сектор, и некоммерческий сектор, и родительские ассоциации), которые тут тоже много всего могут сделать.

И ещё я хотела сказать о детских садах при компаниях. Вот когда-то, в советское время, мы знаем, что у нас был такой опыт, когда у нас многие предприятия при себе имели детские сады. Потом компании стали избавляться от этих садов как от непрофильных активов. И, конечно, понятно, что заставлять такие сады содержать – неправильно абсолютно. Но тут есть тоже примеры, и мне кажется, может очень хорошо сработать форма частно-государственного партнёрства. Потому что бизнесу тоже – например, у «РЖД» есть свои детские сады, у «Газпрома» есть – выгодно, когда дети их сотрудников находятся в нормальных условиях в детских садах, причём полного дня.

Кстати, ещё одна проблема – то, что иногда такие сады создаются, часто муниципальные, но там дети только очень короткое время могут находиться, а дальше родители всё равно не знают, куда… Мама не может, например, работать, потому что она должна, условно говоря, рано достаточно, в 4 часа или в 5 часов, ребёнка забрать, а у неё рабочий день ещё в разгаре. Вот при компаниях как раз могут и создаются (тоже уже есть такой опыт) такие детские сады полного дня. Но тут важно как-то их поддержать, эти сады. Может быть, скажем, ну есть тоже примеры частно-государственного партнёрства, когда, например, те же родители, скажем, субсидию могут отчасти потратить и на такой сад или с помещением может помочь для такого детского сада муниципалитет – ну в общем различные версии есть. Я помню, как я была однажды в Бразилии, там в компании (она называлась «Натуркосметикс», это парфюмерный бизнес) был пример такой корпоративной социальной ответственности.. И помимо того, что там экологически чистое производство, очень всё здорово устроено, они мне показали детский сад. У них работают в основном женщины, и детский сад для того устроен, чтобы женщины, родив ребёнка, очень быстро могли выйти на работу. И тут же дети у них находятся (это ясли в общем-то даже), и для них есть возможность, например, в любой момент пойти покормить детей в этих яслях. Они уверены, они видят, на их глазах это всё происходит, как там дети содержатся. В общем все довольны: довольна компания, что она не теряет ценных своих сотрудников, довольны мамы, что они работают и дети у них в таких условиях. Кстати, во Франции тоже очень хороший опыт, который стоит изучить.

И последнее, на что я хотела бы обратить внимание. Андрей Анатольевич (А.А.Турчак) рассказывал о достижениях по устройству детей в детские сады и не сказал ещё об одном очень большом достижении, которое есть в Псковской области, – о том, как у них устроена и система дошкольного образования, и школьного, и профессионального для детей-инвалидов, для детей с особенностями развития. Причём мы много говорим об инклюзии, это тоже очень важно, но, к сожалению, есть ещё, когда очень серьёзные нарушения у детей, и они реально не могут в обычной школе или детском саду находиться. И вот как раз в Псковской области создана целая система специализированных учреждений для таких детей прямо начиная с раннего возраста, причём начинали это делать некоммерческие организации. Вот один из, мне кажется, просто уникальных примеров, когда власть осознала важность и вообще полезность и эффективность такой модели, полностью это поддержала, разделила эту ответственность с НКО, и вместе они создали, я считаю, модель, которая может быть сейчас тиражирована абсолютно по всем регионам. Это специализированные такие детские сады, где для детей с особенностями развития созданы все условия, не просто для того чтобы они там находились, скажем так, в комфортных условиях или за ними был медицинский какой-то уход, но они там ещё и развиваются. И их потенциал, который у них у всех тоже есть, раскрывается в этих садах. И потом они переходят в соответствующие центры лечебной педагогики, где уже школьный возраст, и дальше. И профориентация, и специальные учреждения у них тоже есть – мастерские для уже взрослых людей с ограниченными возможностями здоровья. То есть совершенно потрясающе выстроена такая система, которую тоже, мне кажется, было бы очень важно тиражировать в другие регионы. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо, Елена Андреевна. Спасибо.

Я хотел бы тоже несколько слов сказать в режиме комментария к тому, что было вами произнесено. Мне кажется, что будущее дошкольного образования заключается именно в его разнообразии, которого нам не надо бояться. Почему? Не потому что у нас мало финансов и не хватает денег, чтобы везде создавать большие красивые детские сады, где десятки помещений, огромные мощности по производству пищи и так далее, так, как это в советские времена делалось, а потому что далеко не всегда это нужно. Вот вы приводили пример из Бразилии, из других экзотических и не очень стран: действительно, очень часто ведь и мамам, и папам не нужно, чтобы ребёнок в детском саду был полный день, их устраивает несколько часов. С другой стороны, детские сады при компаниях – это точно достаточно прогрессивная такая тема. Если компания на это идёт, если на это идёт само предприятие, мне кажется, можно было бы на это посмотреть, и нашим коллегам, руководителям субъектов Федерации, подумать об этом, может, где-то кому-то подсказать из бизнеса, потому что в ряде случаев это может принести свои плоды. И опять же вовсе необязательно, что дети там находятся круглый день, это может быть и больше времени, и меньше. В общем, иными словами, нам нужны разные детские дошкольные учреждения. Отсюда вытекает задача – формирование правильной, адекватной этому нормативной базы, потому что постоянно, и раньше были проблемы, и сейчас они даже сохраняются: как только что-то новое такое создаётся, после этого появляется прокуратура и говорит: «Нет, это какая-то шарашка, вы все жулики!». Всё это, естественно, пытаются или закрыть, или как минимум палки в колёса вставлять.

А.Г.Асмолов: Типология.

Д.А.Медведев: Да, подвести под определённую схему, что естественно, потому что прокуратура и другие правоохранительные органы и должны так, собственно, размышлять. Но в этом случае наше законодательство должно создавать большее разнообразие соответствующих форм, с тем чтобы любое легально созданное детское дошкольное учреждение подпадало под эти стандарты. Притом действительно они будут разные: где-то это полноценные детские сады, а где-то это всё-таки группы, которые обеспечивают времяпрепровождение ребёнка – не только его полноценный день, но, может быть, только какую-то часть дня, не только образование, может быть, просто уход и надзор, потому что это тоже важно. Вовсе не обязательно, чтобы там был полноценный курс каких-то образовательных предметов – это не во всех случаях необходимо родителям.

Ну и по частному бизнесу. Я, конечно, согласен, что хорошо использовать те возможности, которые есть. Это явно деятельность, которая не приносит доходов, или во всяком случае которая осуществляется не в этих целях. Нужно просто продумывать и дальше меры стимулирования присутствия частного бизнеса в системе детского дошкольного образования. Формы могут быть разные, но думать об этом нужно. Так что, спасибо большое.

Я надеюсь, что все те нормативы, о которых Ольга Юрьевна (Голодец) в начале нашего короткого совещания докладывала, будут воплощаться в жизнь. Планы у нас большие. Даже те субъекты Федерации, которые у нас были на связи, в хорошем в общем состоянии, – передовики и молодцы, что занимаются проблемами инвалидов: это действительно отдельная и очень сложная тема. Но у вас, надеюсь, будет рост населения и вам придётся эту задачу решать и в следующем году, и через год. Поэтому переходящий запас мест в детских дошкольных учреждениях, в детских садах должен быть сформирован. Тем более что не решена ещё задача по детским местам в возрасте от, собственно, самого начального до трёх лет, а такая потребность существует для наших граждан. Те поручения, которые потребуются по итогам нашего сегодняшнего обсуждения, я подпишу.

И, наконец, самое последнее. Мы сейчас, в середине августа, говорим о детских садах, но впереди школа, так что Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Ю.Голодец), готовьтесь, будем проводить уже мероприятия по подготовке к школе и с учётом результатов работы так называемых августовских педсоветов, традиционно проходящих в нашей стране, ну и вообще с учётом того, что это очень важная часть социальной программы. Так что всем большое спасибо за участие в совещании. До свидания.


Источник  Правительство РФ
Место  Москва
Раздел  Дошкольное образование
Регион  Россия
Документ 

Возврат к списку

onlain2-zagolovok.jpg onlain2-ekzamen.jpgonlain2-san.jpg onlain3-lizenzii.jpg

Южный Урал        Россия

Мы в социальных сетях

Фоторепортаж

sent_2017__31.JPG
sent_2017__30.JPG
sent_2017__29.JPG
sent_2017__28.JPG
sent_2017__27.JPG
sent_2017__26.JPG
sent_2017__25.JPG
sent_2017__24.JPG
sent_2017__23.JPG

Статистика посещений

Яндекс.Метрика
ООО Ай «Ти Инжиниринг»
© 2011 ООО «Информационное агентство «Вектор Образования» | Сделано в IT Engineering LTD