Вектор образования

Сейчас
Яндекс.Погода

Рассылка

Календарь событий

Ноябрь 2017 г.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Наши партнеры

Наши мероприятия

Стенограмма круглого стола

Стенограмма круглого стола
02 февраля 2015

Участники встречи


КАЛИНИНА Ю.А.: Сегодня за круглым столом вместе с представителями органов государственной власти собрались лидеры образования – призеры и победители региональных и всероссийских конкурсов профессионального мастерства, а также участники всероссийских съездов педагогов, чтобы обсудить итоги и перспективы развития регионального образования.

2014 год для системы образования стал новой отправной точкой: в полном объеме вступил в силу закон «Об образовании», который принес с собой множество изменений, в регионе стартовал масштабный проект «ТЕМП», призванный увеличить количество квалифицированных технических специалистов; школьники впервые написали итоговое сочинение, а южноуральские педагоги вышли в финалы всероссийских конкурсов «Учитель года» и «Воспитатель года».

Перед началом дискуссии хотелось бы предоставить слово заместителю губернатора Челябинской области Евгению Владимировичу РЕДИНУ. Евгений Владимирович, на ваш взгляд, насколько эффективно работала региональная система образования в 2014 году?

РЕДИН Е.В.: Мы все используем различную терминологию. Несколько слов: эффективно – это значит с использованием инноваций, причем что такое инновация, каждый понимает по-своему. Я не знаю правильный ответ на вопрос: эффективно работала система образования или неэффективно. Дайте формулу, я посчитаю и скажу. Цель нашей сегодняшней встречи, как уже прозвучало, – это дискуссия.

Вы специалисты в своей области, причем лучшие, а мы – менеджеры, руководители. Наша задача – принять решения, которые бы позволили вам работать более результативно, эффективно на какую-то общую задачу. Сейчас мы много говорим о Стратегии-2020, пытаемся задумываться на будущее (хотя черный вторник показал, что может быть со стратегиями). Уже прошло множество дискуссий, на которых были представлены порой полярные точки зрения – куда двигаться Челябинской области в различного рода направлениях. Единодушие было только по одной теме – ключевым для реализации любой стратегии является система образования.

А что такое образование? Это термин из области категории. Его нужно разложить на различного рода совершенно конкретные понятия, которые параметризируются.

Например, работодатель говорит: «Вы не готовите для нас кадры...». А что такое «кадры не готовы»?, Выпускник на станке не умеет работать? А на каком станке: токарно-фрезерном, который был выпущен еще в системе станкостроения Советского Союза или уже на пятикоординатном, который из Японии приходит? Каких навыков ждет работодатель от выпускника? Чего он ждет от системы образования?

Таких тонкостей очень много, давайте подискутируем.

КАЛИНИНА Ю.А.: Анна Юрьевна, расскажите как представитель педагогического сообщества, что вы понимаете под образованием?

СТЕЛЬМАХОВИЧ А.Ю.: Мы не сможем сейчас дать четкого определения. Это тот процесс, в котором аккумулируются, отражаются все сферы нашего общества, начиная с экономической, заканчивая духовной сферой. Этот процесс, я так понимаю, поэтапен, и жизнь сейчас выводит нас на определенный этап, в определенный ракурс образования. 


Я так понимаю, мы будем говорить о практикоориентированном образовании, потому что молчать об этом уже невозможно. 


Зачем нам искать сейчас определение образования, если мы видим конкретные проблемы, которые будут рождать конкретные задачи. Думаю, мы сможем их сегодня сформулировать.

КАЛИНИНА Ю.А.: Какие проблемы чаще всего звучали на всероссийском конкурсе «Учитель года»?

СТЕЛЬМАХОВИЧ А.Ю.: Огромный спектр проблем, и они во многом отражены в докладах, которые звучат на конкурсе. Каждый приезжает со своей болью, хочет ее вылить.

Скажем так, если мы определим какие-то направления, в которые стекаются эти проблемы, то в первую очередь это отсутствие механизма выполнения законов, претворения их в жизнь. Закон есть, он довольно четко формулирует определенные обязанности субъектов образовательного процесса, а вот механизмы, допустим, требования тех или иных обязанностей, не совсем понятны.

Проблемы отношения школы и родительского сообщества, государственно-общественного управления тоже волнуют всех. Ну и практикоориентированное образование, конечно. Если говорить о педагогическом образовании, то не поверите, мы всю неделю конкурса с коллегами обсуждали это. Потому что одно дело – работать со станком, другое дело – работать с детьми. И практика сегодня, а это, если говорить честно, несколько недель погружения в школьную жизнь и назад в теорию – она недостаточна. Недавно мы вернулись со стажировки из Германии.


Не поверите, в каком возрасте педагог в Германии может выходить к детям – в 27 лет. Потому что после вуза он идет стажироваться на два года и не имеет права называться педагогом, он стажер.


И наши студенты... Я слышу очень часто, что раньше педучилище давало лучшее образование, чем педагогический факультет университета. Но сегодня студенты, которые приходят в школу, вызывают недоверие в лучшем случае. Поэтому опять же мы будем говорить о практиориентированном образовании.

РЕДИН Е.В.: Анна Юрьевна озвучила очень серьезную проблему. Моя практика – технолог. Я выстраивал технологические процессы в процессе обработки металла давлением, чтобы что-то куда-то задавалось, под параметрами прокручивалось и получался какой-то результат – процесс. Ну а если процесс, значит, он может быть параметризирован, да?

СТЕЛЬМАХОВИЧ А.Ю.: Наверное. В общем, его уже параметризировали и написали кандидатские диссертации.

РЕДИН Е.В.: Отлично. А как это работает? Как это будет работать? Коллеги, давайте я, может быть, брошу несколько тем, направлений. Вы специалисты, вы меня поправите, я не претендую на то, что понимаю лучше вас предметную область, точно нет.

Наше направление, в которое нужно смотреть – это усиление математического и физического образования в общеобразовательной школе – знаки, которые нужно туда давать, и система дополнительного образования – усиление, углубление, расширение – в части научно-технической направленности.

Смотрим результаты ЕГЭ по русскому языку – супер, динамика положительная, отличная, результаты ЕГЭ по математике, физике – прямо обратная зависимость. Будущее в любом случае за какими-то высокотехнологичными решениями. Наша с вами задача – а образование на самом деле ресурсоемкая отрасль, если посмотреть, под 80 млрд рублей в ней крутится со всеми бюджетами в год, это сопоставимо с бюджетом всей Челябинской области – выяснить, куда направлять средства.

КАЛИНИНА Ю. А.: Александр Игоревич, наверное, вам стоит прокомментировать. Проект «ТЕМП», который рожден в этом году, поможет изменить что-то?

КУЗНЕЦОВ А. И.: В следующем году вряд ли стоит ждать радикальных изменений. Суть проекта «ТЕМП» – изменение мотивации поведения детей, подростков и их родителей. И если мы говорим о задачах образования, то одна из основных задач – изменение поведения людей – на производстве, быту, в личной жизни, в конце концов.

Сейчас образование воспринимается не как процесс в рамках некой образовательной организации, а как некие процессы, выстроенные на протяжении всей жизни. Непрерывное образование, мы порой говорим, взаимосвязанное, по уровням: дошкольное, общее, среднее профессиональное, постдипломное и т. д. Одна из ключевых задач этой системы, если мы говорим об образовательных организациях, – влияние на поведение людей, на изменение их сознания, на изменение их технологических навыков, компетенций. Если нам не удастся это сделать, значит, нам ничего не удастся.

Образование – ключевой фактор для социально-экономического развития любого общества. В свое время было проведено международное исследование ЮНЕСКО (во главе группы экспертов был Майкл БАЙБЕР, когда-то советник Маргарет ТЭТЧЕР по вопросам образования). Это солидный аналитический доклад о том, что такое хорошая школа. Аналитки попробовали понять, откуда появились такие хорошие в нашем понимании государства, как Финляндия, «Азиатские тигры», Америка и др. Они к своим социально-экономическим успехам пришли в первую очередь за счет того, что реформировали систему образования.

У них одним из ключевых моментов было изменение поведения людей. Локальный пример, но в свое время он меня поразил.


 Как-то спрашиваю у руководителя одного английского негосударственного образовательного учреждения: «В 2008 году был кризис, у вас, наверное, приток желающих обучаться сократился – у людей не стало денег платить за обучение, уволили многих?»


«Нет, отвечает, – наоборот – все забито желающими получить дополнительное образование. Люди достают последние заначки и идут учиться. Они понимают: после кризиса выиграют те, у кого больше компетенции, больше понимания». У нас какое поведение: кризис наступил, все последние заначки отдали за бытовую технику, новые машины и т. д. Это к вопросу о мотивации людей, об их поведении, как они реагируют на те или иные вызовы.

Поэтому проект «ТЕМП» и направлен на изменение поведения людей. Поэтому, когда мы разрабатывали проект, основной акцент делали на мотивацию: заинтересовать подростков, их родителей, педагогов в том, чтобы этот сектор образования, который в последние годы был незаслуженно подзабыт, реанимировался.

КАЛИНИНА Ю. А.: Вопрос к представителям учреждений профобразования: чувствуете ли вы приток абитуриентов? По последним данным, выпускники ссузов трудоустраиваются лучше, чем из вузов. Как вы думаете, поможет ли вам проект «ТЕМП», нацеленный на привлечение кадров в реальный сектор экономики, увеличить число студентов?

КУРМАНОВ С. З.: Мы готовили 40 лет востребованные кадры, и очень хорошо к нам поступали ребята. Мы добросовестно работаем, в школах агитируем ребят, в этом году будем проводить совместную профориентационную работу с комплексом «Регинас». Там практика на самом высоком уровне, у нас больше 15 человек трудоустроились туда.

В плане притока – в последние годы, несмотря на демографический кризис, ребята лучше стали поступать в техникумы и колледжи, поняли, наверно: 11 классов закончишь, ничего нет, одна дорога только в вуз. А здесь он уже твердо стоит на ногах, кусок хлеба он заработает.

КОУЗОВА Е.А.: Демографического кризиса совсем нет в младшем возрасте. Насколько актуален «ТЕМП» для дошкольников?

ГАВРИКОВА М.Е.: К сожалению, я впервые слышу об этой программе. В нашем образовательном учреждении эта программа пока даже не на слуху, до дошкольников она пока не донесена.

РЕДИН Е. В.: Может, и к счастью, что не слышали. Тогда б наш воспитатель не стала одной из лучших в России.

КОУЗОВА Е.А.: А по сути то, чем вы занимаетесь в рамках своей образовательной программы – ручным трудом – это трудовые навыки, умения, которые вы даете.

КАЛИНИНА Ю.А.: Алексей Вячеславович (КИСЛЯКОВ – прим. ред.), у меня к вам вопрос. Прозвучало важное слово – мотивация. Система допообразования (ее теперь стараются упоминать как сферу) на мотивацию школьников может оказать влияние? Вы обсуждали это на съезде педагогов допобразования?

КИСЛЯКОВ А.В.: Я хотел бы упомянуть про критерии образовательной системы, о которых здесь уже говорили. 18-19 декабря состоялся первый Всероссийский съезд педагогов допобразования. Одной из его задач стало представление наиболее эффективных практик дополнительного образования.

Мы представляли как раз концепцию проекта «ТЕМП», практики, которая удовлетворяет потребностям региона. И по сути, у нас у единственных среди всех регионов России, была выставка, посвященная техносфере и образовательной робототехнике. Мы показывали, как растет мотивация детей к этой сфере. Это не только увеличение программ, которые мы предоставляем, но и позитивные отклики и желание родителей и детей в этом принимать участие.

Лучшая практика – эта еще и та, которая имеет четкую обратную связь. Мы сейчас разработали инструментарий удовлетворенности качеством общего, дошкольного и дополнительного образования. Мы заложили в нем моменты удовлетворенности качеством образования родителей. Это очень важный момент – понимание того, как развивается образование и что необходимо сделать.

Еще один тренд, в который мы попадаем – это государственно-общественное управление. Сегодня мы уже провели первые обучающие семинары общественности в плане конкурсного движения. Чтобы родители и общественные организации вовлекались в понимание смысла системы образования.

Одна из проблем, которая поднималась на съезде – это реализация сетевых программ.


Почему говорят сфера? Потому что дополнительное образование реализуется через ведомства образования, спорта, культуры.


КАЛИНИНА Ю.А.: У нас присутствуют делегаты всероссийского съезда сельских школ. Всё, о чем мы говорим, касается в первую очередь городских школ. Какие у вас особенности?

ЗАТОКОВЕНКО Л.Н.: Особенности, конечно, есть, мы обсуждали их на съезде. Школа – это центр культуры и жизни села. Там должно быть и общее образование, и дополнительное, и библиотека, и т. д. Вечером туда приходят взрослые, занимаются в спортзале, потому что других возможностей у них нет.

Еще одна важная проблема – профилизация детей, их ориентирование на сельские специальности. В Тамбовской области, где проходил съезд, четко стоит сформулированная задача – воспитывать хозяина земли.

Сегодня в Чебаркульском районе мы попытались найти свой профиль, сделать первые шаги, чтобы мотивировать детей оставаться на селе. Например, у нас в животноводстве работают многие родители, дети им помогают в свободное время. Это было, есть и будет. В конкурсе дояров наряду со взрослыми участвуют и дети, наши дети там побеждают. Это сельская профилизация. Сегодня мы создаем целые кабинеты, которые помогали бы ребенку получать знания о профессиях на селе и пробовать их. Скажем, чтобы они видели тот же доильный аппарат, понимали, как он действует.

Еще важно, чтобы дети могли получить специальность. Например, выпускники Варламовской школы вместе с аттестатом могут получить документ тракториста – ученик наряду с основным образованием получает дополнительное.

Много на съезде говорили о создании агрошкол, чтобы при сельских школах были свои агрокомплексы. Есть у нас сегодня в школах теплицы, земля. Это позволяет собирать урожай овощей – картофеля, моркови, капусты, и мы используем такую возможность, чтобы удешевить питание детей.

Сложность – это кадры. Детей в сельских школах не так много, загруженность учителя небольшая. Кроме того, многим детям необходима коррекция.


Сегодня педагогические вузы должны выпускать учителей с дополнительной специализацией, например, дефектолог, логопед, психолог, чтобы они могли оказывать и коррекционную работу в школе. Но мы специалистов таких в село не зазовем.


КОУЗОВА Е.А.: Это проблема не только сельских школ.

ЗАТОКОВЕНКО Л.Н.: Конечно, говорилось о модели воспитания. Была показана модель воспитания, связанная с казачеством. Мы преломили эту идею. У нас в Травниках есть казачий центр, сегодня мы уже на уровне главы встречались с областными казаками, с 1 сентября открываем два казачьих класса – первый и третий. Так мы используем опыт воспитания патриотизма.

Еще один очень важный момент, который мне понравился – каждая школа, особенно сельская, должна иметь свое имя. Во многих школах есть выпускники-герои, те, кто служил в горячих точках, отдал свою жизнь. Только что Бишкильской школе мы присвоили имя выпускника-героя России, адмирала ФСБ Германа УГРЮМОВА (к сожалению, его уже нет в живых). Ребята изучили его биографию, они понимают, что он сидел за этими партами, был рядом. Это истоки патриотизма, которые необходимо формировать в сельской местности.

РЕДИН Е.В.: Какая наполняемость в классах в среднем?

ЗАТОКОВЕНКО Л.Н.: По Чебаркульскому району 11,9–12,3. Есть и маленькие школы, но мы проводим процесс оптимизации. Понятно, что качественное образование идет в больших школах, согласны?

РЕДИН Е.В.: Конечно.

ЗАТОКОВЕНКО Л.Н.: Но сложно закрывать маленькие школы, осуществлять подвоз. Все понимают: будет жить школа – будет жить село. И на этот процесс не идут. 


Я в прошлом году столкнулась с этим при закрытии школы в Звягино. Вышла к народу, объясняю, что дети в Варламово будут получать качественнее образование, там лучше специалисты, классы лучше оборудованы. Но нет.


 Есть такой менталитет села: наша школа – вы ее не трогайте. Над этим будем работать. Маленькие школы ассимилируются под большими, потому что там есть больше возможностей по получению качественного образования.

СТЕЛЬМАХОВИЧ А.Ю.: Лариса Николаевна, вы ребят агитируете на сельские профессии, им потом есть где работать?

ЗАТОКОВЕНКО Л.Н.: Хороший вопрос. Скажем так: на территории Чебаркульского района работают сегодня птицефабрика, четыре хозяйства, работает хозяйство Чебаркульского молокозавода. Кстати, понятно всем, что там, где есть прибыльные хозяйства, идет рождаемость, там и наполняемость классов выше, там необходимо строить такие комплексы, как школа-сад.

РЕДИН Е.В.: Ключевая фраза – там, где есть предприятия. Нам же в наследство от, кстати не скажу что плохой, а очень серьезной, проработанной плановой системы осталось огромное количество населенных пунктов. Они точно нежизнеспособны в таком количестве, в котором они сейчас есть, просто очевидно совершенно. Но при этом есть инерция, каждый человек волен сам распоряжаться своей судьбой, и «будьте добры сделайте так, чтобы здесь было хорошо». Но далеко не во всех этих местах есть работа. Кое-где есть.

ЗАТОКОВЕНКО Л.Н.: Дополню. Там, где нет хозяйств, молокозавод и птицефабрика подвозят до места работы. Так что нельзя сказать, что совершенно у нас нет работы.

КАЛИНИНА Ю.А.: Василий Владимирович БАРАНОВ у нас присутствует, победитель конкурса мастеров по группе производственного обучения «Тракторист-машинист». Идут ли студенты к вам и куда отправляются работать после окончания техникума?

БАРАНОВ В.В.: Когда я начинал работать в 1989 году, техника в училища поступала новая, сейчас ей по 18-20 лет. Люди с завистью смотрят на те комплексы, которые показывают по телевизору.


Ребята своими руками восстанавливают технику, которая отработала уже 18 лет. Она неделю едет, неделю они ее ремонтируют, прямо в полевых условиях.


РЕДИН Е.В.: Но зато они знают, как она работает. А не так как, условно, в «Регинасе» (это я сейчас про всех): компьютер на машину навесили, чего-то он выдал, рассказал, какую деталь поменять, поменяли, машина все равно не работает, потому что после еще одной диагностики выясняется, что нужно было поменять другую деталь.

БАРАНОВ В.В.: Абсолютно. Раньше были ремонтные мастерские, сейчас двигатели, задние мосты разбирают сами. Единственное, что проблема в качестве запчастей. А вот если бы привлекать новую технику. Пожелание, может быть как-то финансировать это. По одной единице в пять лет хотя бы приходило.

КАЛИНИНА Ю.А.: Бывает и наоборот. Директора ссузов гордятся, и по праву гордятся новым оборудованием, которое они покупают в рамках выигранных конкурсов и т. д. Студент, закончивший ссуз, идет на предприятие, в котором оборудование классом ниже. У него разочарование не наступает от того, что он учился на другом оборудовании?

РЕДИН Е.В.: Это у него спросить надо. Что такое образование? Кто у нас клиент с вами? В системе профобразования совершенно конкретный клиент – тот, кто готов взять человека на работу и при этом четко понимает его навыки. Челябинский трубопрокатный, Магнитогорский металлургический – это из гигантов, например, или какой-нибудь частный предприниматель, который открыл парикмахерскую – ему тоже мастер нужен, человек, обладающий навыком.

Система образования должна ориентироваться на клиента. Но в профобразовании проще. Там можно сказать: «Дайте заказ, и мы подготовим». Другое дело, на более ранних стадиях, я уже не говорю о высшем. У основателя гарвардской школы бизнеса как-то спросили: «У вас в вашей консалтинговой компании не работают выпускники гарвардской школы бизнеса. Почему? Ответ был уникальным: «Это ребята, которые знают много, но ни о чем, а мне нужны практики».

БУРЯК Е.Г.: Евгений Владимирович, вы сказали, что хорошо, если в школе увеличат число часов, отводимых на изучение математики и физики. В чем вы видите резерв? Где взять эти часы, которые можно было бы дать в учебный план?

РЕДИН Е.В.: А это вы мне скажите, где взять. Теперь коллеги, спровоцирую вас.


Мы уже долго общаемся, затрагиваем разные темы, я всё время ждал вопроса: «Ты цель-то скажи, начальник, что надо-то? А как, мы дальше уже предложим». 


Чему учить, как учить, но самое главное – для чего учить. Вы же не задали этот вопрос. Какая цель, что мы тут сидим? Где-то немного я тут услышал: «Сделать так, чтобы воспитывать хозяина земли». Собственника, наверное, латифундиста. Не задали вы вопрос про цель-то: ради чего.

БАРАНОВ В.В.: Готовить к жизни и труду, если коротко.

РЕДИН Е.В.: Дать навыки, которые позволят ему адаптироваться к любым условиям. Сейчас мы, кстати, буквально в первой половине 2015 года, четко проверим весовую категорию нашей системы образования. Четко проверим, когда надо будет высвобождаемых людей (а их будет очень много, мы уже это четко видим, экономика валится, мы в рецессии) переучивать, дать им возможность попробовать адаптироваться где-то.

КУРМАНОВ С.З.: Если по нашему учебному заведению, 786 человек к нам направили предприятия, мы организовали краткосрочную подготовку – повышение квалификации. Предприятия на это охотно идут. Неохотно деньги вкладывают в «дневников», которых мы учим 2,5-4 года.

А то, что им надо – вполне рыночные отношения: они направили к нам, мы их выучили. Причем присутствуют всегда Гостехнадзор, Ростехнадзор. И таких примеров по системе образования много.

БУРЯК Е.Г.: Мы сегодня говорим о проблемах. Я директор школы – кому-то нравится слово «дворовая», кому-то не нравится, в любом случае, это школа микрорайона, почти тысяча детей. 


Я реально понимаю: для того, чтобы сейчас выполнить эту задачу – об усилении математического образования – я должна была бы пойти на некие меры, которые позволили бы мне выполнить задачи, которые вы ставите передо мной.


Я начинаю считать: три часа физкультуры в обязательном порядке – это здоровье детей. Никто же не возражает, коллеги?..

КУЗНЕЦОВ А.И.: Елена Георгиевна, я отвечу, чтобы вы не повторяли то, что вы уже сказали. Вопрос не в том, сколько вы тратите на ту или иную деятельность, вопрос в том, а как мы их тратим, понимаете?

У нас, к сожалению, технология преподавания носит экстенсивный характер. И когда мы говорим: давайте больше математики, все педагоги всегда имеют в виду: значит, надо больше часов дать. А как их дают, и какой результат от этих часов, никто особо не задумывается. 


Мы почему-то думаем, что если у нас будет не три часа математики, а шесть часов, у нас сразу будет лучше качество математического образования. Не будет. Однозначно не будет.


Для этого и придумали стандарты второго поколения, которые предусматривают внеурочную составляющую. И когда мы говорим о том же самом «ТЕМПЕ», мы как раз говорим об изменении качества обучения по предметам естественнонаучного и математического цикла, которые должны дополняться не новыми урочными часами, а соответствующей профильной внеурочной деятельностью, связанной с уроками математики, физики, биологии, химии и т. д. Вы сейчас входите во внеурочную деятельность со средней школой, и ваша задача организовать ее таким образом, чтобы их мотивация к изучению математики, физики была как можно выше. И вы за это будете получать больше денег по областной субвенции.

Если вы этого не сделаете, а будете уповать только на увеличение часов, ничего не выйдет. Дети не будут учиться по пять-шесть уроков математики, физики, если у них нет к этому интереса. Самое главное – пробудить интерес: и в педагогах, и в администраторах, и в детях.

РЕДИН Е.В.: Согласен с Александром Игоревичем.

БУРЯК Е.Г.: Теперь остается решить только один вопрос - где? Если мы начинаем смену в половине девятого и только на базе четвертых классов реализуем государственные образовательные стандарты нового поколения, мы заканчиваем занятия в три часа, а то и в половине четвертого…

КУЗНЕЦОВ А.И.: Понятно. Опять-таки наша недоработка, может быть, администраторов, в том что мы не разжевываем каждому директору. Но вы уж простите, руководители тоже должны пытаться ну хотя бы вопросы позадавать. Хорошо, что вы сейчас их задаете. Почему мы считаем, что внеурочная деятельность должна быть обязательно внутришкольной? Вы, как человек, давно работающий в образовании, знаете, что есть внеурочная деятельность, внешкольная деятельность. Почему мы должны выстраивать дополнительное физико-математическое образование детей в стенах школы? Вы придите, скажем, в тот же самый техникум, колледж, в «Регинас» в рамках школьного туризма, который сейчас развивается. Там проводите занятия. Мотивируйте детей на самостоятельное, домашнее, дополнительное изучение математики, физики и т. д. Когда вы им покажете те физические, химические законы, которые на практике осуществляются в реальном секторе экономики, им будет интересно. А как хлеб получается, а как животных выращивают, как трактор производится, каким образом для этого нужна математика, физика и всё остальное.


А когда мы теорией шпигуем ребенка и в рамках внеурочной деятельности не выпускаем его из кабинета, эффекта не будет. Это опять-таки вы говорите о внеурочной деятельности как о тех же самых занятиях за теми же самыми партами у той же самой доски. Это неправильно.


РЕДИН Е.В.: Иными словами, выражаясь техническими терминами, интенсификация технологического процесса.

КУЗНЕЦОВ А.И.: Педагогического процесса, да.

РЕДИН Е.В.: Пневмонию раньше сколько времени лечили? – 21 день. Пенициллином. Сейчас за три, потому что технологии изменились. У вас тоже должны меняться эти технологии. Сейчас век Интернета, информационных технологий, без этого никак.

СТЕЛЬМАХОВИЧ А.Ю.: Мы меняем технологии, но всегда упираемся в одно: в ментальность и в сознание. И сегодня проще насильно ввести технологии на уроке и очень тяжело замотивировать детей и просветить родителей. Сегодня необходима глобальная просветительская работа по просвещению родителей. Они не понимают, что такое ФГОС.

КУЗНЕЦОВ А.И.: В первую очередь нужна глобальная просветительская работа в отношении педагогического корпуса.


Нынешняя болевая точка системы образования – не очень высокая квалификация педагогических работников.


СТЕЛЬМАХОВИЧ А.Ю.: Конечно, согласна.

КУЗНЕЦОВ А.И.: Она высокая по отношению к остальным в стране, но она не очень высокая по отношению к тем социально-экономическим задачам, которые мы перед собой ставим. Наши педагоги хорошие, у нас много победителей, но не складывайте руки.

СТЕЛЬМАХОВИЧ А.Ю.: Мы нисколько не обольщаемся.

КУЗНЕЦОВ А.И.: Вы лидеры среди педагогов Российской Федерации, но Российская Федерация далеко не лидер в социально-экономическом развитии в мире. Мы должны работать не экстенсивно, а интенсивно, систему образования воспринимать не только как урокодательство, я об этом неоднократно говорил. Тут говорилось, что учителя – это не психологи, не коррекционные педагоги, не логопеды и т.д. Если мы хотим, чтобы нас называли, как в фильме «Сельская учительница», Учителем с большой буквы, мы должны быть и тем, и другим, и пятым, и десятым. Это вопрос квалификации педагогических работников. Это не быстрый процесс, но мы понимаем, что других людей не будет. У нас работает 25 тысяч педагогов в школах и 23 тысячи – в детских садах, и других не будет. Поэтому вопрос в повышении квалификации действующих работников, и не только педагогических, но и административных тоже.

КАЛИНИНА Ю.А.: Александр Игоревич, недостаточная квалификация педагогов – это недостаточная работа учреждений, которые повышают квалификацию, либо недостаточные целевые установки «сверху», о которых говорил Евгений Владимирович… Что конкретно это означает?

КУЗНЕЦОВ А.И.: Учреждения, которые повышают квалификацию, выполняют некую формализованную функцию по отношению к педагогам. Если педагог захочет повысить квалификацию, то он ее повысит.

КАЛИНИНА Ю.А.: То есть мотивации нет?

КУЗНЕЦОВ А.И.: Да, это тоже самое, что с детьми. Если ребенок не хочет ходить на уроки, а мы его заставляем, ему там неинтересно, он и знать ничего не будет. Поэтому вопрос мотивации, хоть ребенка, хоть педагога – это вопрос первый и главный.


 Замотивировать педагога повышать свою квалификацию не раз в три года, как положено по закону, а постоянно, ежедневно, и не только в институтах повышения квалификации, а путем самообразования в первую очередь.


КАЛИНИНА Ю.А.: Чем вы планируете их мотивировать?

КУЗНЕЦОВ А.И.: Деньгами, например.

БУРЯК Е.Г.: Когда я готовилась к конкурсу «Директор года», я для себя определяла некие задачи, чего мне хочется от конкурса, кроме победы, конечно. И для себя решила, что мне бы хотелось услышать некую педагогическую идею, которая позволила бы мне совершенно спокойно выстроить свою работу руководителя лет на десять. Я услышала ответ на этот вопрос. Правильно сейчас говорят коллеги: все упирается в кадры, в изменение менталитета педагога в первую очередь.

Вы знаете, что нам говорили на конкурсе и что обсуждали между собой участники? Мы говорили, что без работы в сетевом сообществе, и не обязательно в дистанционном, а даже внутри коллектива в решении профессиональных задач нам не сдвинуться. 


Мотивация педагога на повышение собственного профессионализма будет только тогда реализована, когда педагоги будут решать эти вопросы, а они у нас сегодня готовы общаться только по поводу того, кто что прочитал, в какой театр сходил и т. д. 


Но решение профессиональных вопросов – это не то, что не получилось у нас в городе, это вообще проблема российских школ.

РЕДИН Е.В.: А это вопрос к Юрию Владимировичу КОННИКОВУ. Надо объединять педагогов.

БУРЯК Е.Г.: Мы в первую очередь говорим о ситуации внутри коллективов, внутри школ. Все-таки ответственность должна быть на директорах школ. И мотивация тоже.

КОННИКОВ Ю.В.: Спасибо, Евгений Владимирович. Насчет театров: я вообще сильно сомневаюсь, что наши педагоги сегодня часто ходят в театры. Это реплика. Если говорить о роли профсоюза. Во-первых, этот год еще раз убедил, что все мы в единой команде, все вопросы эффективности, инноваций и т. д. действительно решают люди. Насколько комфортно им работать? От этого зависит, с каким настроением они идут на работу: не скрипя зубами, мол, «инновации внедряем», а с творческим началом. И это не только хлеб насущный. Наш профсоюз не упирается только в эти вопросы. Радует, что есть понимание в нашем сообществе. Мы стараемся объединять педагогов, налаживать коммуникативные связи, постоянно развивать корпоративную культуру.

Но не говорить о социальной составляющей мы не можем, это важная вещь. Позавчера у нас была встреча в ЦК профсоюза с министром образования Дмитрием ЛИВАНОВЫМ, где было подписано соглашение о сотрудничестве между профсоюзом и Министерством образования. Была создана рабочая группа, чтобы отслеживать, насколько в регионах выполняются все социальные гарантии. Сегодня президент и правительство говорят о повышении гарантированной части заработной платы, а мы уже в течение двух лет повышаем базовые ставки.

Конечно, вопросы для обсуждения есть. Например, сегодня много говорят о производительности труда. Понятно, что это такое в сфере технологий, производства. А что это такое у нас? Насколько можно увеличить производительность труда помощника воспитателя или педагога?

Долго выступать не буду. Дай бог, чтобы этот год не бодался и мы в конце 2015 года больше обсуждали наши содержательные, профессиональные вопросы, нежели социальные.

КАЛИНИНА Ю.А.: Евгений Владимирович, у меня вопрос все-таки не содержательный. Региональный бюджет принят с большим дефицитом, хотя в нем 73 % и отводится на образование, культуру и спорт. В связи с дефицитом ожидают ли систему образования какие-то сокращения?

РЕДИН Е.В.: Не страшно само слово «дефицит», нужно понимать, где брать источники. До декабря было понятно – любая система дефицитна – источники берутся из заимствований, и это не так страшно на самом деле. Что касается сокращения – дело не в сокращении. И тут мы приходим к начальному вопросу про эффективность. Что такое эффективность? Делать вещи правильно. Это означает, что на каждый рубль нужна бОльшая отдача. Какова отдача применительно к каждому из вас, это, на самом деле, считать нужно. Иные технологии.

КАЛИНИНА Ю.А.: Приведу пример. Эффективность деятельности губернатора считается по определенным критериям. В 2015 году вместо показателя результативности ЕГЭ вводится новый – доля детей, обучающихся в одну смену.

Для того чтобы переводить детей на односменное обучение, нужно не только уплотняться, но и строить новые школы – без этого крупному региону не обойтись никак. Есть очередь в детские сады, их тоже нужно строить. Деньги на это есть?

РЕДИН Е.В.: Нет.

КАЛИНИНА Ю.А.: Как школа должна в таком случае должна переводить детей на обучение в одну смену, если переводить некуда? При этом губернатор считается эффективно работающим, если как можно большее количество детей станут учиться в одну смену.

РЕДИН Е.В.: Это мы будем думать про это. Не педагог должен думать про это. Почему по большому счету ставятся взаимоисключающие задачи на сегодняшний день? 


Когда идет спад деловой активности, отток налоговых поступлений, что в первую очередь режется? Стройка, капстрой. Это очевидные вещи. 


У нас действительно серьезный перекос в структуре бюджета – 70 % расходов в общем количестве традиционно считаются социальными. Я не совсем согласен с такой постановкой вопроса, потому что у бюджета все расходы – социальные. Нельзя сказать, что средства, выделяемые на образование – это социальные расходы, а на строительство дорог – не социальные.

Но у нас действительно структура постоянных издержек более 70 %. Это наша проблема, руководителей. Как мы ее будем решать на уровне области? Пока есть наметки, но это не относится к педагогам. Они как работали, так и должны работать.

КУЗНЕЦОВ А.И.: Во-первых, задача стоит не завтра перевести всех на обучение одну смену, а к 2020 году, когда мы перейдем на госстандарты второго поколения. Тогда и внеурочная часть должна осуществляться с детьми во второй половине дня – либо школьными учителями, либо вне школы. У нас учебных площадей в Челябинской области – изрядное количество. Мы сейчас провели серьезную аналитику, но где-то пусто, где-то густо. Есть хорошо работающие школы, где тысяча и более детей, а есть такие, где осталось 300-400 детей – и это в крупных населенных пунктах, в тех же самых городах. В Магнитогорске, Челябинске такие тоже есть. Это вопрос перераспределения детей. Ограничение набора на одни площади и увеличение – на другие.


Другое дело, что родители, конечно, скажут: «А почему вы нас в плохую школу переводите, мы готовы, чтобы наши дети учились в хорошей школе, пусть и в две смены». 


Тогда возникает вопрос: а не объединить ли эти учебные площадки в рамках одного юрлица под хорошим менеджментом, который обеспечит на всех этих площадях качественное образование? Да, это задача для менеджеров, организаторов.

Конечно, мы не решим задачу односменного обучения только таким путем. Количество детей, наверное, к счастью, увеличивается, нам придется строить. Но надо быть реалистами, конечно, сумасшедших денег на строительство у нас сейчас нет. Поэтому поэтапно, постепенно, переходя на ФГОСы второго поколения мы будем реорганизовывать те учебные площади, которые у нас имеются в настоящий момент и хотя бы этим частично снимать возникающую проблему.

КАЛИНИНА Ю.А.: Любовь Николаевна, Вы представляете Рощинскую среднюю общеобразовательную школу. Это достаточно крупная, хоть и сельская школа. У вас количество учеников растет?

БОРИСКОВА Л.Н.: Я хочу отметить, что у нас растет и качество, растет и воспитательная результативность наших учащихся. Я помню детей несколько лет назад. Это были агрессивные дети, с ними было сложно решать проблемы. Сейчас они стали более мягкими, спокойными. Наверное, влияет и политическая обстановка в стране. До сегодняшнего дня все было стабильно, что будет дальше – не знаю.

Наши педагоги так нацелены на результат, что во многом опережают своих коллег. Если мы сегодня говорим о новых технологиях и переходе на математическую составляющую, у нас это все уже реализуется в течение нескольких лет. Поэтому и результаты по математике, пусть и не стобалльные, но выше областных последние 10 лет (по русскому языку мы достигаем 100 баллов). И решаем мы это за счет внеурочной деятельности. Мы нацелены на потребности ученика. Выясняем, что ученику, родителям надо, какие у них целевые установки. Если выявляется группа, направленная на математическую составляющую, значит, для них и даются часы за счет факультативов, школьного компонента. Если это ученики гуманитарного склада ума, им даются часы русского языка, литературы, истории.

Кроме того, недавно у нас с ЧИППКРО был открытый веб-урок. Наш учитель математики демонстрировала, как дистанционно она обучает учеников старших классов математике, готовя их к ЕГЭ. Этот урок очень понравился.

Мы своими находками делимся и с учителями района.

КАЛИНИНА Ю.А.: Мы уже движемся к концу разговора. Вопрос к победителю областного конкурса «Самый классный классный». Ольга Юрьевна, вы в полной мере представляете детей и родителей на нашем круглом столе. Насколько трудно работать с родителями? Действительно ли дети агрессивны?

СМИРНОВА О.Ю.: Агрессивны? Дети стали лучше. Я много слушала, интересно, конечно. Я представляю рядовых педагогов. Но не от слова средних, а от слова «рядом». Мы ближе всего к ним находимся, ежедневно, ежечасно. Процесс воспитания не прекращается, он бесконечен. И контакт с родителями тоже бесконечен.

Мы нацелены на повышение качества. Я ознакомилась с программой «ТЕМП», прежде чем сюда приехать. Я согласна совершенно. Но мы должны дать хорошее образование ребенку до 9-го класса. Дальше идет ребенок, выбирая свое направление. И здесь я хотела бы обратиться с просьбой, чтобы больше спрашивали нас, т. к. мы рядом, рядовые. 


Каждый ребенок должен быть человеком, не особым специалистом в какой-то конкретной области, а человеком, хорошим семьянином, хорошим гражданином. И тогда он будет хорошим специалистом. Так дайте возможность, спросите у нас: как помочь этому ребенку стать таким хорошим человеком. Это очень важно.


У меня сейчас дети заканчивают 9-й класс, и они все очень разные. И у нас есть дети, все знают, прошедшие ПМПК, которым тоже нужно сдать экзамены. А усиливается давление перед экзаменами. Должны дети качественно подготовиться к выпускным экзаменам в 11-м классе, но все до единого должны сдать экзамены в 9-м классе.

Мы в процессе образования находим индивидуальный подход к каждому. Но стресс, который они испытывают во время экзаменов, это, конечно, проблема. А уж как мы сними проводим время – с детьми, родителями – это каждый педагог подходит индивидуально, учитывая категории детей, с которыми работает.

Я хотела, чтобы вы, правительство, – к нам, к нашим детям были поближе, и конечно, задавали вопросы. Я читаю закон, все грамотно, хорошо прописано – но то ли для того, чтобы мы сами искали эти пути, очень много размытых вариантов в этом законе. Может быть, я что-то недопонимаю.

РЕДИН Е.В.: Не вы одна недопонимаете.

СТЕЛЬМАХОВИЧ А.Ю.: Ольга Юрьевна, скажите, а что, дети не должны испытывать стресс?

СМИРНОВА О.Ю.: Дети разные.

СТЕЛЬМАХОВИЧ А.Ю.: Почему дети, даже если они разные, не должны испытывать стресс? Почему мы стали называть экзамен стрессом?

СМИРНОВА О.Ю.: Потому что стресс возникает в тот момент, когда неожиданно происходит.

КОУЗОВА Е.А.: А что тут неожиданного?

СТЕЛЬМАХОВИЧ А.Ю.: Я выпустила 9-й класс в этом году, мне это близко.

СМИРНОВА О.Ю.: В этом году они будут по-другому выпускаться.

КОУЗОВА Е.А.: Они будут выпускаться точно так же, как и в прошлом году.

СМИРНОВА О.Ю.: Я бы хотела сделать акцент на тех детей, которые очень слабые.

СТЕЛЬМАХОВИЧ А.Ю.: Значит, они получат соответствующий результат. А у меня вопрос к представителям министерства. Скажите, в этом году будет какой-то механизм по отбору в 10-й класс. Потому что мы столкнулись с родителями лбами: мы не можем взять их, но отказать не имеем никакого повода.

КОУЗОВА Е.А.: Абсолютно не имеете никакого права отказать. Они приходят, и вы должны их принимать.


Мы вносим сейчас изменения в закон «Об образовании в Челябинской области» в части того, что для приема на профильное обучение на старшей ступени образовательная организация может устанавливать прием по профильным предметам.


И для этого девятиклассники, которые планируют продолжить обучение, должны будут выбрать экзамен, который им нужен будет для поступления в профильный класс.

Это будет зависеть от того, как школа определит набор.

БУРЯК Е.Г.: В какой-то момент стали обсуждать то, что профиль предполагает все-таки выбор двух предметов.

КОУЗОВА Е.А.: Это, наверное, правильно. Потому что если выбирать один предмет для профиля, это определенное сужение. Но это дискуссия, которую мы будем продолжать.

РУСЬКИН В.И.: Здесь говорилось о том, что работодатели просят ребят, уже получивших навыки. А учебным заведениям не хватает финансирования. Почему нельзя на предприятиях – у нас же в основном все учебные заведения специализированные – строительные, аграрные, машиностроительные – создать какой-то фонд, чтобы с этого фонда финансировать дополнительно заведения своей отрасли.

КУЗНЕЦОВ А.И.: Наверное, можно и нужно, только работодатели не хотят. Они хотят получать готовые кадры «на халяву». Это же бизнес.

РУСЬКИН В.И.: Да, они хотят опытных рабочих, получивших навыки. Так пусть обеспечат такую работу. Нам директор техникума рассказывал, который был в Германии. Там есть такие площадки, где учат строителей от и до. И это все финансируют и организуют работодатели. И тогда они получают классных специалистов. Молодые люди обучаются на профессиональном оборудовании, на профессиональной технике и приходят на предприятие уже сертифицированными специалистами.

КУЗНЕЦОВ А.И.: Поэтому на следующий год набор в вузы, скорее всего (а потом, может быть, и на ссузы это перенесем), примерно на 50 % – это будет целевой набор на бюджетные места. То есть работодатель, или кто-либо выпускника будет принимать потом, он уже делает заявку, вкладывается.

РУСЬКИН В.И.: Вопрос правительству: вы скажите, вам строители нужны, хорошие, квалифицированные кадры? Так вы помогайте учебным заведениям, организуйтесь.

КУЗНЕЦОВ А.И.: Справедливости ради стоит заметить, что у нас разные учебные заведения есть, с разным качеством обучения.

РУСЬКИН В.И.: Вы в Челябинске, мы в Коркино, у нас нет ни одной строительной организации, нет строек. Мы на практику, на экскурсию возим ребят к вам, в Челябинск. То, что на местах мы можем делать, мы делаем…

КАЛИНИНА Ю.А.: Уважемые коллеги, я думаю, что члены правительства услышали ваш посыл. А завершая круглый стол, предлагаю обратиться вам ко всем педагогам, посоветовать им воспитывать будущих социально ответственных работодателей, которые захотят делиться с образованием. Евгений Владимирович, вам заключительное слово.

РЕДИН Е.В.: Мы начинаем по большому счету конкурировать за ресурсы, в том числе за человеческие. 


Наша цифровая цель: население Челябинской области должно как максимум прирастать, как минимум – падать меньше. Итак, если падает везде, то мы должны падать меньше, а если растет везде, то мы должны расти больше. Какая формула этого успеха? Дать людям зарплату, жилье и перспективу – для человека и для его детей.


Перспектива для детей – это возможность получить качественное образование, чтобы они были конкурентоспособны в этом мире. А вот это уже ваша задача. Думайте, как.


Источник  Вектор образованиЯ
Место  Челябинск
Регион  Южный Урал
Фотоальбом  В конце декабря в очередной раз в резиденции губернатора собрались педагоги всех ступеней образования - победители региональных и российских конкурсов профмастерства 2014 года.



Возврат к списку

Южный Урал        Россия

Мы в социальных сетях

Фоторепортаж

pobediteiy_olimp__77.jpg
pobediteiy_olimp__76.jpg
pobediteiy_olimp__73.jpg
pobediteiy_olimp__72.jpg
pobediteiy_olimp__71.jpg
pobediteiy_olimp__70.jpg
pobediteiy_olimp__69.jpg
pobediteiy_olimp__68.jpg
pobediteiy_olimp__67.jpg

Статистика посещений

Яндекс.Метрика
ООО Ай «Ти Инжиниринг»
© 2011 ООО «Информационное агентство «Вектор Образования» | Сделано в IT Engineering LTD