Вектор образования

Сейчас
Яндекс.Погода

Рассылка

Календарь событий

Май 2019 г.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

Наши партнеры

Наши мероприятия

Елена Коузова: "Учителя преувеличивают объем документов, которые они заполняют"

05 октября 2012

«Революционное» письмо Минобрнауки РФ о снижении отчетности школы появилось в открытом доступе менее месяца назад, но уже вызвало дискуссию между чиновниками и учителями, на сторону которых встал президент. На встрече с конкурсантами заключительного этапа «Учитель года 2012» Владимир Путин подтвердил неутешительные выводы о лишнем объеме бумаг и призвал переходить на электронный формат. О том, как снизить отчетность и заменить бумагу цифрой, «Вектору образования» рассказала замминистра образования и науки Челябинской области Еленой КОУЗОВОЙ.

– Елена Александровна, какой объем бумажной отчетности приходится заполнять учителю, завучу, директору и насколько в целом актуально снижение отчетности?

– Проблема стоит очень остро, особенно в свете перехода на электронный документооборот. У нас уже есть информация, которую мы передаем исключительно в цифровом виде, но парадокс в том, что появляется боязнь потерять сведения, сохраненные в электронной базе – «вдруг они не сохранятся». Мы не можем жить без бумаги, по крайней мере, сейчас, и это исключительно психологический барьер.

Мы уже проходили этот переломный момент, когда вводили электронные журналы и дневники. Сейчас у определенной части педагогов, родителей, детей уже сформировалось понимание того, что электронные формы удобнее и лучше бумажных.

Конечно, этот переход проходит активнее там, где есть Интрасеть, как, например, в Челябинске, когда помимо локальной сети внутри учреждения, школы связаны между собой в общегородском формате. И учителям проще работать как друг с другом, так и с родителями.

Совсем иначе обстоят дела там, где либо таких сетей нет, либо в них нет необходимости. В маленькой сельской школе, например, удобнее родителям что-то рассказать, просто проходя мимо дома, нежели передавать информацию через сеть, особенно учитывая, что и Интернета в домах нет. Но даже эти школы и эти территории сегодня заполняют электронную отчетность по проекту «Наша новая школа» и КПМО. Это определенные шаги по переходу к «цифре», но, с другой стороны, объем отчетности остается на прежнем уровне.

Мы для внутреннего пользования объединили в сборник всю отчетность, которая идет по запросам федерального и нашего, областного, министерств. То есть это бланки, «пустографки», которые мы, по сути, спускаем до школы, той точки, где находятся нужные сведения. В сборнике в итоге получилось больше 200 страниц ежегодной отчетности, проанализировав которую мы приходим к пониманию того, что у нас есть и что мы можем сократить.

Каждая школа неукоснительно заполняет федеральную статистическую отчетность, в которой учитывается буквально все: количество учеников, учителей, учебники, парты и так далее. Но мы по-прежнему считаем, что эти данные только для статистиков или экономистов, которым надо рассчитать объем финансов, и не пользуемся ими, упускаем из виду, что эта информация уже есть, мы делаем новые запросы.

Это порочная практика, которая идет с федерального уровня и транслируется до уровня школ. Поэтому в федеральном министерстве придают особое значение проблеме снижения отчетности. Уже сегодня предлагают уделять больше внимания электронным мониторингам, которые, во-первых, будут опираться на федеральную статистическую отчетность, а, во-вторых, – стыковаться между собой. Эти мониторинги, которые разрабатываются специалистами, сначала будут проходить тестирование, а затем вводиться в оборот.

Но, надо признать, что пока этого в должном формате нет, и здесь кроется главная проблема.

– То есть фактически объем отчетности останется на прежнем уровне, но перейдет в цифровое «вещание»?

– Фактически да. Она перейдет в электронный вид и опустится на уровень учреждения, что, как я считаю, правильно. Мы не можем, на уровне области учесть все до единицы. Мы опираемся на данные, которые дают школы, способные посчитать каждого школьника, каждую парту, каждый учебник. И если эта отчетность будет в цифровом формате, мы в определенной мере избавим школы от лишней письменной аналитики.

Мы часто грешим тем, что два разных управления министерства отправляют в школы одинаковые запросы. Притом что они, например, у специалистов профессионального и общего образования могут быть аналогичными.

Мы в министерстве регулярно проводим совещания, на которых призываем коллег стыковать сведения, обращать внимание на статистические данные, пользоваться сведениями, которые мы передаем в федеральное министерство и так далее. Но, тем не менее, и мы этого не скрываем, у нас получается сборник отчетности на 200 незаполненных страниц. (А когда мы их заполним?) И полностью отказаться от нее мы не можем, потому что с ее помощью мы анализируем текущее состояние и выстраиваем планы на будущее.

Кроме этого, отчетность, которую мы формируем на уровне региона, будет вписана в общую иерархию, чтобы избежать лишней информации и в полной мере использовать федеральную статотчетность. И, как мне представляется, снизить объемы переписки мы можем только за счет электронного документооборота.

– Ходят слухи, что в некоторых муниципалитетах не довели письмо до школ, и учителя продолжают бесконечно отчитываться?

– Это очень трудный момент, потому что письмо не является регламентирующим документом, нормативным актом – оно носит рекомендательный характер. Нам обозначили проблему, предложили ее решить и мы довели письмо до всех муниципалитетов. Оно ушло с нашим сопроводительным комментарием, где сказано, что надо обратить внимание и работать в соответствии с предложениями Минобрнауки. А дальше, как в поговорке: каждый кулик – царь в своем болоте.

С другой стороны, учителя преувеличивают объем документов, которые они заполняют, потому что учитель должен заполнять только журнал.

И он может смело отказывать всем остальным?

– В принципе да, если он правильно и грамотно ведет журнал. Есть еще поурочный план, но нигде не написано, что у каждого учителя он должен быть. Педагог должен опираться на примерные программы, методическую литературу и так далее. Но грамотный педагог, несмотря на свой опыт, готовится к каждому уроку, вносит в него коррективы и, по большому счету, идет в ногу со временем. Так что учителя не так уж много и пишут.

Конечно, у нас начинают требовать написать справку, отчитаться и так далее. Но при переходе на электронный формат эти проблемы снимаются. Учитель провел классный час и заполнил всего одну строку в программе. Она автоматически формирует отчет, и завуч, директор видят общую картину того, что происходит в классе. А разница между заполнением одной строки в программе и созданием полноценного бумажного отчета – огромна.

Но помимо ведомственных отчетов, есть еще и запросы со стороны.

– К сожалению, да, и мы в соответствии с законом должны реагировать на запросы, которые приходят. Они обеспечивают функционирование не системы образования, а в целом социальной среды. К нам приходит масса запросов действительно важных: пропал ребенок; или, например, родители находятся в местах лишения свободы и неизвестна судьба их ребенка; и таких примеров множество.

Есть запросы от здравоохранения, Роспотребнадзора, полиции. Хотя грамотно работающие структуры действуют по регламенту и лишнее они не шлют. Мы этот регламент знаем и понимаем, когда надо отчитаться по заболеваемости, когда по профилактике и так далее.

К сожалению, наша жизнь построена на бумажной волоките, но сейчас, может быть она станет информационной. А как иначе общаться?

– Насколько показателен в этом свете случай с ответом директора лицея №31 Александра Попова на запрос полиции?

– Формально он был прав, но, конечно, избрал при этом эпатажную форму. Но, во-первых, это был запрос, и силовые органы имеют на него право, опираясь на различные действующие законы. Надо смотреть закон, на который они ссылаются, хотя не каждый руководитель образовательного учреждения это сделает. А, во-вторых, некорректно составленный запрос и предполагает такой некорректный ответ. А вообще это хороший управленческий пример.

– В прошлом году вы заявили о том, что письма министерства будут рассылаться с помощью электронной почты. Как проходит сегодня этот эксперимент?

– На самом деле все письма мы отправляем в электронном виде. И мы уже привыкли работать с муниципалитетами в таком формате. Когда мы готовим письмо, ставим в адресаты рассылки муниципальные органы управления образованием, и письма с помощью электронной почты уходят. Мы все документы сканируем, чтобы было видно бланк, номер и так далее. Но, самое главное, его получают оперативно.

– А на местах, наверно, распечатывают?

– По-разному. Челябинск, Магнитогорск и некоторые другие территории делают электронную рассылку по образовательным учреждениям. Это вопрос подготовленности и культуры работы с электронными документами. Министерство уже ушло от бумажного копирования, но в муниципалитетах пока чаще работают с печатными документами.


Теги: 
Автор  Михаил Порфирьев
Источник  Вектор образованиЯ
Место  Челябинск
Раздел  Общее образование

Возврат к списку

Южный Урал        Россия

Мы в социальных сетях

Фоторепортаж

pobediteiy_olimp__77.jpg
pobediteiy_olimp__76.jpg
pobediteiy_olimp__73.jpg
pobediteiy_olimp__72.jpg
pobediteiy_olimp__71.jpg
pobediteiy_olimp__70.jpg
pobediteiy_olimp__69.jpg
pobediteiy_olimp__68.jpg
pobediteiy_olimp__67.jpg

Статистика посещений

Яндекс.Метрика
ITExpert
© 2011 ООО «Информационное агентство «Вектор Образования» | Сделано в IT Engineering LTD