Вектор образования

Сейчас
Яндекс.Погода

Рассылка

Календарь событий

Март 2019 г.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Наши партнеры

Наши мероприятия

Южноуральские учителя сели за круглый стол, чтобы обсудить свое видение модернизации образования

Южноуральские учителя сели за круглый стол, чтобы обсудить свое видение модернизации образования
17 августа 2011 Организаторы пригласили к обсуждению победителей челябинских конкурсов профмастерства (на фото слева направо) Андрея АРАБАДЖИ, учителя информатики школы № 14, Ольгу ВАСИЛЬЕВУ, музыкального руководителя МДОУ № 425, Ивана ИОГОЛЕВИЧА, директора Дворца пионеров и школьников им. Н. К. КРУПСКОЙ г. Челябинска, Марса ВАХИДОВА, руководителя ресурсного центра лицея № 77 и Дамира ТИМЕРХАНОВА, директора гимназии № 1.


Модернизация необходима, но как она будет воплощаться в жизнь? Ради чего вводятся новые стандарты образования? Как создать систему, которая бы устраивала всех? Ответы на эти и многие другие вопросы пытались найти участники круглого стола «Модернизация глазами учителей», который состоялся в июле в редакции газеты «Аргументы и факты»

О модернизации образования

Иван ИОГОЛЕВИЧ (И. И.): Образование должно отвечать вызовам времени. Модернизация — это приближение к современности. Советское образование было рассчитано на решение известных задач, сегодня мы живем в информационном мире, и нужно готовить детей к тем профессиям, которые еще, может быть, и не существуют.


Марс ВАХИДОВ (М. В.): Мы строим образование с ориентацией на социальный заказ, на точки роста. Но давайте посмотрим спектр нашего общества: все движутся в разном направлении, отсутствует общий вектор развития. Хотя сама идея о том, что если не реформировать образование, то наша страна превратится в отстающую, верна. Плюс модернизации — большая степень свободы. Я задал министру образования вопрос: что будет, если я сделаю что-то, что не вписывается в привычные рамки, но дает результат? Министр пообещал, что это будет признано априори.


Дамир ТИМЕРХАНОВ (Д. Т.): Идея президента, премьер-министра революционна, но как она будет воплощаться в жизнь? Мне кажется, мы не совсем четко понимаем, чего хотим. Не разобравшись с философией, мы не можем четко определить цели и задачи, которые, в свою очередь, необходимы, чтобы выстроить программу действий. Любая философия обновления, любые цели и задачи предполагают анализ существующей ситуации и определение ресурсной базы, которая бы позволила меняться. У меня такое ощущение, что четкого анализа ресурсной базы сегодня нет. Хотя, с другой стороны, впервые задумались об условиях, в которых будет происходить модернизация, и это очень важный момент.


Ольга ВАСИЛЬЕВА (О. В.): Когда я читала концепцию модернизации, то искала слова про дошкольное образование и не нашла. Я понимаю, что время изменилось, дети стали другими, а значит, нужны иные методы, новые шаги в образовании. Что для меня модернизация? Об этом спорят много и эмоционально. Для меня важен вопрос педагогов: кадры решают все и решают, какое будет это все. В дошкольном образовании кадры престарелые, молодежь не идет к нам из-за низкой заработной платы: моя ставка — 2 800 рублей. Давайте начнем модернизацию с повышения заработной платы педагогов.  
О федеральном стандарте
Андрей АРАБАДЖИ: Модернизация необходима хотя бы раз в десятиле-
тие — и в стране в целом, и в образовании в частности. Предыдущим этапом реформирования образования было введение единого государственного экзамена. Следующий этап — введение новых федеральных образовательных стандартов. Нам, учителям, неизбежно предстоит пройти весь этот путь: готовиться, писать программы и т. д. Я хотел бы, чтобы работа в этом направлении была системной. Не педагог в каждой школе писал бы образовательную программу по новому стандарту, а чтобы была система, конкретный план, который мог бы взять каждый педагог. Апробация прошла, а результаты работы этих школ не распространены. Связь явно не отрабатывается.

И. И.: В Челябинске апробация новых стандартов проходила в десяти школах. Когда мы разговаривали с представителями этих школ, они подчеркивали, что для них переход на новые стандарты не представил каких-то принципиальных затруднений. Руководители образовательных учреждений объясняли, что в новом стандарте отражен передовой опыт работы школ. Коллеги признают, что не придумывается велосипед, на который все должны пересесть, за основу берется существующий опыт, кристаллизуется, и именно его предлагается тиражировать. На мой взгляд, основные проблемы связаны с массовым распространением опыта, это трудно будет сделать.

Принципиальный момент нового федерального стандарта — это возвращение внеурочной деятельности. Если объединить образование общее и дополнительное, оно станет полным.

Д. Т.: Новые стандарты свидетельствуют о том, что меняется парадигма: от знаниевой к деятельностной. Но давным-давно известно, что любое развитие, воспитание, образование возможно вокруг какой-то деятельности, организации системно-деятельностного подхода, т. е. идея стандартов далеко не новая.  

В рамках подготовки к вступлению ФГОС в области была проделана большая работа. В течение учебного года проходили семинары, встречи, курсы на базе ЧИППКРО и других образовательных учреждений, которые стали ресурсными центрами для учителей начальных классов, в муниципалитетах были проведены семинары по созданию образовательной программы школы. Нельзя сказать, что люди были выброшены в свободное плавание и поддержки не было. Но в полном ли объеме получены знания? Донести до сознания учителя мысль о том, что необходимо перестраиваться, — это процесс кропотливый и долгий.  
У учителей разные роли

И. И.: Модернизация тесно связана с идеей обновления педагогического образования. Выходящий сегодня из педагогического университета молодой учитель обучался по старым стандартам. В то же время должны быть правильные ожидания. Мы говорим о том, что нужно создавать равные возможности для всех, но это не значит, что будет единый результат работы педагогов для всех учащихся. У школьных учителей разные роли: есть те, кто работает на стандарт, а есть лидеры, которых никогда не будет много. Мы ассоциируем школу с лидерами, но это единичный опыт, а в наших проектах мы этот опыт стараемся масштабировать.

Д.  Т.: Кадровое обеспечение учителями, готовыми перейти на новые стандарты, составляет 70 %. Я выскажу субъективную точку зрения, коллеги могут не согласиться: сложно понять, готовы ли учителя, которые работают сегодня в школе, к системным изменениям собственного сознания и собственных подходов к преподаванию завтра.
В скольких школах есть свободные вакансии? В скольких школах учителя начальных классов ведут уроки в двух классах? Скоро встанет вопрос, что у нас школы заполнены на 70 % не учителями завтрашнего дня, а вообще учителями. Это не проблемы Челябинского государственного педагогического университета, а проблемы государства. Если мы не решим вопрос с кадрами принципиально, то у нас завтра некому будет претворять модернизацию в жизнь. Поэтому я и говорил об анализе ресурсов. Без модернизации нельзя, но с кем мы будем меняться?

Какой возрастной состав педагогов сегодня в целом по стране? Средний возраст за 40, а в некоторых школах — за 50 лет, соответственно, возможность системных изменений сознания людей, а также их подходов к обучению я в каком-то смысле ставлю под сомнение.  

Это самые важные вопросы: будет ли готов учитель завтра к новым условиям и вообще придет ли учитель в школу? Проблема даже не в том, что педагогам мало платят, статус профессии слишком низок. Только когда девочки в песочнице вернутся к игре в школу со своими куклами, ситуация изменится. Я часто спрашиваю у студентов, которые приходят ко мне на практику: «Вы собираетесь работать в школе?» Абсолютное большинство отвечают: «Да вы что?»  

М. В.: Сегодня провозглашается иная роль педагога. Учитель не как источник знаний и умений, а как организатор некоего процесса, который не кончается за рамками школы. Эта роль учителя требует совершенно иных подходов в педагогическом образовании.

Раньше знаниевый компонент был жестко регламентирован, а деятельностные компоненты, ключевые компетенции надстраивались: неизбежно ученик, делающий опыты или анализирующий литературное произведение, так или иначе к ним приходил, это предполагалось как результат. Сейчас знаниевый компонент выявляется только на ЕГЭ или олимпиадах (где он, кстати, даже немного мешает, там бы посвободнее мыслить, чем предполагает программа), а компетенции трудно измерить и у педагога, и у ребенка.  

Учитель в некотором смысле должен быть оппозиционером системе, в которой существует: он работает на будущее. Сегодня у меня ощущение, что у нас что-то происходит не благодаря системе, а вопреки. Большинство педагогов, у которых я хотел бы чему-то научиться, — это люди, которые пишут то, что надо, говорят то, что положено, но работают по своей собственной программе, со своими идеями, инициативами. И при этом получают неплохие результаты.

Кстати, многие из них часто повторяют: я бы за эти деньги работал, но уберите лишнюю отчетность. Иногда кажется: мы пишем отчеты для того, чтобы обеспечить работой других людей, занять их время, а дети вторичны.  

Порой хочется спросить: люди, занимающиеся разработкой документов, вообще-то детей исследовали? Я читаю старые методички, и за каждой фамилией методиста стоит 18–20 лет работы в школе. Они четко представляли, как устроен ребенок, что с ним происходит в течение суток, в течение года. Сегодня от некоторых документов ощущение лозунговое. Лозунги хорошие, но фундаментальных исследований объекта, образовательной системы нет. Так что на уровне идеи все понятно, на уровне воплощения — нет.  
Нестандартные дети и нестандартные школы

Д. Т.: Мы говорим: вызовы современности требуют нанотехнологических прорывов. А значит, нам нужны учителя, способные работать с нестандартными детьми. И здесь мы должны уйти от общих стандартов финансирования. Невозможно, дав 4 140 рублей учителю и выделив 12 тысяч рублей на ребенка, создать для него условия, вырастить из него нечто, что будет нестандартным. Стандарт нестандартного ребенка не вырастит. Это отдельный аспект модернизации, который должен быть рассмотрен в отношении некоторых образовательных учреждений.

М. В.: Если мы сейчас остановимся, то можем вымереть, как неандертальцы, которые жили 20 тысяч лет назад и умерли от экзотического туберкулеза: оказались не готовы к банальной эпидемии. Поэтому нестандартные дети —
это для нас шанс на выживание. Есть страны, которые от понятия «стандарт» уходят: программы есть, а стандарта нет. Видимо, понятие «стандарт» не везде работает, поэтому нужен вектор, направление развития.  
О дошкольном образовании

О. В.: Дошкольное образование всегда упоминают как ступень школьного образования, не выделяя его в отдельную группу «детство». Ребенок должен просто жить, просто играть. Конечно, ему необходимо получать какие-то знания, усваивать основы. И все же мне нравятся новые федеральные требования, которые гласят, что у детей от года до 5 лет нет занятий. Малыши, занятые во второй половине дня дополнительными образовательными услугами, подготовкой к школе, уставшие и перегруженные.

Д. Т.: Роль дошкольного образования велика. Но важно понимать: что мы хотим от ребенка 6,5–7 лет и насколько уровень его готовности к школе соприкасается с образовательным стандартом начальной школы.

М. В.: Какова роль дошкольного образования? Ведущая. О вас мало говорят, потому что вы хорошо работаете. В самой идее модернизации есть намек на то, что из детского сада в школу дети должны прийти здоровые, с установившимся интересом к знаниям и, наверное, с развитой яркой индивидуальностью.

В то же время есть такая тенденция — подменять развитие ребенка напичкиванием его различными знаниями. Всегда ли много есть хорошо? В новое качество переходит только хорошо организованное количество. Я наблюдаю за первоклассниками, у некоторых уже сформирована неврастения. Именно потому, что на этапе подготовки к школе их прессовали со всех сторон: на курсах при школе, амбициозные родители...  
Об открытости системы

И. И.: Все знают, что образовательное учреждение должно быть открыто, но некоторые понимают это слишком буквально: как некий постоянный контроль, постоянное присутствие. На мой взгляд, открытость заключается в другом. Во-первых, все должны понимать, какова технология, по которой работают школа, учитель. А во-вторых, мы должны видеть результат работы. Мы же не стоим рядом со столом хирурга, мы просто понимаем, что происходит, видим результат. А для этого в образовании многое делается. Сегодня родитель из дома может с помощью Интернета увидеть оценки ребенка. Сегодня проводится огромное количество олимпиад, разных интеллектуальных и творческих конкурсов, ребенок собирает портфолио. Сегодня взрослые могут прийти на отчетные мероприятия в образовательное учреждение и увидеть, чего добился ребенок. В этом плане система образования ушла далеко вперед хотя бы по сравнению с тем, что было лет двадцать назад, когда единственной формой открытости были достаточно показные уроки.

Д. Т.: У нас в гимназии на протяжении многих лет проходят целые недели открытых уроков, и это не пафосные мероприятия, а обычные занятия, и родители находят возможность прийти на них.

Модернизация предполагает открытость образовательной системы, а значит — уход родителей от вопросов контролирования. В прошлом была такая игра: «Делай с нами, делай, как мы, делай лучше нас». Т. е. сегодня родитель должен прийти в школу не со словами: «Покажите, что вы там с моим ребенком сделали», а со словами: «Давайте вместе».

М. В.: Сегодня образование — это такой зверек, вокруг которого все ходят и смотрят, что же там происходит. Давайте поставим камеры, пригласим родителей, организуем совместную работу, привлекая мам и пап как специалистов. Проект «Наша новая школа» это позволяет. Но пока родители заняты, дальше разговоров ничего не идет.

Между тем действующим законом «Об образовании» предусматривается ведущая роль родителей в образовании и развитии ребенка. Учителя, педагоги, воспитатели выступают как профессиональные помощники. Но фактически пока роль родителей сводится к материальной поддержке образовательных учреждений. Идея президентской инициативы «Наша новая школа» состоит в том, что каждый член общества либо учится, либо учит. Сегодня мы все вовлечены в образовательное пространство.

Теги: круглый стол, модернизация, иоголевич, вахидов
Автор  Татьяна Романова
Источник  Вектор образования (фото АиФ-Челябинск)
Место  Челябинск
Раздел  Общее образование

Возврат к списку

Южный Урал        Россия

Мы в социальных сетях

Фоторепортаж

pobediteiy_olimp__77.jpg
pobediteiy_olimp__76.jpg
pobediteiy_olimp__73.jpg
pobediteiy_olimp__72.jpg
pobediteiy_olimp__71.jpg
pobediteiy_olimp__70.jpg
pobediteiy_olimp__69.jpg
pobediteiy_olimp__68.jpg
pobediteiy_olimp__67.jpg

Статистика посещений

Яндекс.Метрика
ITExpert
© 2011 ООО «Информационное агентство «Вектор Образования» | Сделано в IT Engineering LTD