Вектор образования

Сейчас
Яндекс.Погода

Рассылка

Календарь событий

Ноябрь 2017 г.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Наши партнеры

Наши мероприятия

Игорь ТУБЕР, директор Южно-Уральского государственного технического колледжа г. Челябинска: «Деньги на развитие надо давать сильному, слабому они не помогут»

Игорь ТУБЕР, директор Южно-Уральского государственного технического колледжа г. Челябинска: «Деньги на развитие надо давать сильному, слабому они не помогут»
07 мая 2013
Южно-Уральский государственный технический колледж, в просторечии - легендарная «монтажка», относится к числу тех учебных заведений, о которых, наверное, слышали все. В этом же «ранге» держится имя директора - Игоря Иосифовича ТУБЕРА, у которого такие пугающие слова, как «реформа», «эксперимент», «инновация» вызывают спортивный азарт.

- Игорь Иосифович, Южно-Уральский государственный технический колледж считается образцово-показательным. Чем вы как директор гордитесь более всего?

- На должность директора я пришел в 1991 году, в переломное время, когда из одного государства начали строить другое. Во время трансформации совершили много ошибок, понесли немало потерь, в том числе и в профессиональном образовании. Когда «пороховой дым» рассеялся, стало понятно, что несмотря на проблемы, есть учреждения, которые твердо остались стоять на ногах, а есть учебные заведения в полной разрухе.

Наше учебное заведение стремилось ловить ветер, который бы не позволил утонуть, а наоборот, помог бы найти правильное направление, способное привести к успеху. Мы понимали, что грядет кадровый кризис: предприятия черпали по инерции все рабочие кадры, созданные при Советском Союзе. Предприятия потребляли, учебные заведения, напрягаясь, выдавали, их интересы не совпадали, потому что вопросы подготовки надо было решать совместно.

Мы взяли за пример дуальный принцип обучения, распространенный в Германии, где абитуриент приходит на предприятие, а оно, в свою очередь, делает заказ образовательному учреждению, помогает ему в создании условий и затем забирает готового специалиста. Наш Центр прикладных квалификаций как раз призван помочь конкретному предприятию подготовить конкретные кадры. С 2003 года мы по заказу предприятий нашей отрасли готовим рабочие кадры на взаимовыгодной основе.

Наша система менеджмента качества в 2006 году получила сертификат международного стандарта ISO 9000. У нас четко определены цели, под них создана структура, каждое подразделение в этой системе имеет свои задачи, планы, определяющие результативность работы. Образование - это бизнес, дело. И пускай оно не приносит большого дохода, но его правильная организация многого стоит.

- Не так давно на одном из межрегиональных совещаний возникла дискуссия по поводу того, каким образом повысить престиж среднего профобразования в глазах школьников. Заместитель полпреда в УрФО Александр СИДОРОВ настаивал на активной пропаганде рабочих профессий, министр образования и науки Александр КУЗНЕЦОВ - на создании достойных условий в ссузах. Чью точку зрения вы разделяете?

- Они оба правы. Если говорить про учебное заведение, то, конечно, надо создавать условия.

В какой-то момент государство решило, что профессиональное образование может быть только высшим, и вузы получили поддержку. Несколько лет подряд реальную помощь получают школы - у педагогов выросла зарплата, в зданиях сделали ремонты, в кабинеты закупили технику. Среднее профессиональное образование оказалось пасынком. Средств, которые необходимы для подготовки рабочих кадров, недостаточно.


Школьник учится в хорошей, обеспеченной школе, и когда он приходит в ободранные стены и видит компьютеры прошлого века, он уходит отсюда навсегда. Поэтому моя задача - создать такие условия, чтобы детям было хорошо, родителям - спокойно. Если я ее выполняю, ко мне идет приток абитуриентов.


Учебное заведение для выполнения своих функций должно быть инвестиционно привлекательно. Сюда должны вкладывать деньги работодатели и абитуриенты, потому что мы идем к нормативно-подушевому принципу финансирования, а значит, объем средств будет зависеть от количества обучающихся.

С другой стороны, у нас чаще должен появляться образ молодого рабочего. На местном и центральном телевидении есть блистательные звезды эстрады, но человека труда нет. Еще в советские времена созрел стереотип того, что только получив высшее образование, можно стать человеком. Он сидит очень глубоко, но его надо ломать: славить человека труда необходимо на всех уровнях. В советское время везде висели транспаранты: «Слава молодому строителю», пускай там было дописано «коммунизма». Но это был образ здорового молодого человека в каске, в рабочей форме.

Сегодня вуз, к сожалению, забирает почти всех выпускников школы. Это негативно влияет на всю систему профессионального образования. Человек, который не готов воспринимать программу высшего образования, после окончания вуза становится бесполезным. Вместе с тем, он исчезает из сектора рабочих кадров. Может быть, из школьника мог получиться хороший отделочник, а он ушел в экономисты, «белые воротнички».

Просто запретить поступать в вузы нельзя. Но если рабочий будет получать больше продавца в киоске связи, тогда никто не захочет торговать телефонами, все пойдут на производство. Сегодня менеджер по продажам получает больше, чем инженер. Понятно, что нельзя назначить заработные платы, но именно их уровень формирует тот контингент, который идет в вузы и ссузы.

К нам приходят дети из неполных семей, те, которых родители не в состоянии содержать. Им надо быстрее получить образование и устроиться на работу. Они идут сюда, чтобы получить профессию в объеме, достаточном для выхода на производство. Мы работаем с работодателем и поэтому знаем, какой ему сегодня нужен специалист. Высшее образование - другого сорта. Оно дает общие, фундаментальные знания, на базе которых выпускник адаптируется в конкретном месте.

- Тогда зачем вы стали использовать программы высшего образования?

- Это был эксперимент, в духе мировой тенденции непрерывного профессионального образования, когда из начальной точки, двигаясь по определенной траектории, можно попасть на самую вершину.

Среднее профессиональное образование состоит из двух уровней: базового и повышенного (углубленного). Возникла идея создать на повышенном уровне программы, которые можно стыковать с нижней ступенью высшего образования - бакалавриатом. И на этом стыке появилось понятие «прикладной бакалавр», который, помимо фундаментальной составляющей, знаком с технологией, более практикоориентирован. Мы приняли участие в эксперименте, набрали группу студентов и обучали их совместно с ЮУрГУ, потому что диплом о высшем образовании может выдать только вуз. Но, к сожалению, эксперимент в нашем случае не получил своего развития.

У нас нет схемы, распространенной на Западе, когда студент, набирая определенное количество зачетных единиц, может выйти на любой уровень подготовки. И новый пакет стандартов для всех уровней профессионального образования тоже исключает эту связь между ступенями. К сожалению, высшая школа доминирует в системе, а ей это, как я понимаю, не очень нужно.


К высшему образованию стремиться надо, и любой человек, если хочет, должен развиваться. Но давайте сделаем, как в игре «Кто хочет стать миллионером?»: добился определенного уровня - это твоя «несгораемая цифра», диплом, который дает определенные права, в том числе на самообразование.


Во всем мире сегодня признается неформальное образование, результаты которого, равно как обучения в учебных заведениях, оценивают независимые эксперты из торгово-промышленных палат. Они молодого человека видят, может быть, в первый и последний раз, но им важно установить соответствие его знаний необходимому уровню.

А у нас получается, что мы сами учим, сами контролируем, сами дипломы выдаем. Но эта ситуация будет меняться. С другой стороны, хорошо, что образование не меняется быстро, потому что есть хорошие традиции советского периода, которые поддерживают нас на определенном качественном уровне.

- Система образования сегодня уходит от знаний-умений-навыков в сторону компетенций. На ваш взгляд, это равнозначная замена?

- При прежней схеме, выдавая студенту ряд дисциплин, мы полагали, что у него должна сложиться единая картина его профессионального мира. Были сложности в состыковке отдельных предметов из-за разницы в подходах, методике и так далее. Но нельзя считать, что эта сумма знаний и есть тот багаж, который необходим профессионалу. Чтобы человеку хорошо себя чувствовать и правильно ориентироваться в рабочей среде, ему нужна учебная единица, грамотно объединяющая сразу несколько элементов из разных дисциплин, - модуль.

Например, модуль по монтажу и эксплуатации электрооборудования включает в себя части большого целого знания по электроснабжению, электрическим измерениям, электромашинам, системам автоматического управления электроприводом и др. Это большой комплекс дисциплин, который ведет один преподаватель, и на его плечи ложится работа по интеграции знаний, умений и навыков, объединения их под одним понятием «компетенция».

Обладая этой компетенцией, человек может совершать определенные действия профессиональной направленности, в данном случае - подключить электрический двигатель и проверить его работоспособность. Из таких компетенций и складывается специальность, то есть мастер должен обладать профессиональными, личностными и коммуникативными компетенциями.

Чтобы сформировать компетенцию, мы приглашаем работодателя и спрашиваем у него, что должен уметь молодой специалист на современном производстве. Собираем воедино все требования и формируем модуль, который проверяется самим работодателем на соответствие текущим требованиям.

Новый стандарт позволяет нам треть учебного плана составлять самим, в зависимости от потребности работодателя. Многие образовательные учреждения отказываются от образовательной составляющей, делая упор на профессиональной подготовке. Я считаю, что, прежде всего, мы готовим личность, а не просто робота, объем знаний должен быть немного шире узкой профессиональной области.

С другой стороны, стандарт носит рамочный характер, в нем нет конкретики, которую должно прояснить само учебное заведение. Это касается системы измерения результатов образования, контроля качества обучения и так далее. И обновляться программа должна не реже одного раза в год.

- Образовательные учреждения сегодня готовы к такой свободе: варьированию учебной программы, созданию собственных систем оценки качества?

- Не секрет, что в учебных заведениях педагогические работники не особо избалованы заработной платой. Она определяется из общего объема финансовых средств учреждения путем распределения между сотрудниками в зависимости от качества и количества их труда. Некоторые директора убрали все подразделения, прямо не относящиеся к учебному процессу, оставив одних преподавателей, мастеров производственного обучения, чтобы по максимуму платить им. И вроде все замечательно: уровень их заработной платы порой выше, чем у других, даже более продвинутых учреждений. Но такое учебное заведение не способно сформировать образовательную программу, траекторию обучения, сделать какой-то проект с работодателем, потому что там нет соответствующих структур. Научно-методическая работа, оплачиваемая в вузах, в среднем профессиональном образовании вообще не оплачивается.

В нашем учебном заведении, кроме традиционных структур, есть научно-методический и информатизационный центры, центр управления качеством, отдел аттестации, аккредитации и лицензирования. То есть специальные структуры, которые профессионально и качественно занимаются своим узким делом, освобождая преподавателя от большого объема вспомогательных функций.

Учреждение на 300-400 студентов не способно содержать такие службы сопровождения, потому что у него нет средств на содержание. Учебное заведение на 4-5 тысяч студентов - в состоянии.

- Я правильно понимаю, что оптимизация за счет укрупнения - это верный шаг?

- Это неизбежный шаг, потому что контингент студентов сокращается, средства идут учреждениям не на совершенствование педагогических технологий, а для поддержания порожнего баланса недвижимости. Когда объединяются учебные заведения, часть балласта освобождается. Памятуя о том, что было с детскими садиками, помещения не раздают, а сдают в аренду, чтобы потом можно было их вернуть.

Сегодня многие училища просто не могут набрать контингент. Выпускники школ идут в вузы, а те, кто не попадает, - в техникумы и колледжи. Училища обескровливаются, и, соответственно, их забирают другие заведения. Стараются объединять не просто так, а по отраслевому направлению, создавая кластеры - комплексы учебных заведений, объединенных вместе для одного направления профессиональной подготовки. Укрупненные таким образом, они проще справляются с реализацией единой политики. И объединение для таких целей - правильное. У нас в Челябинской области было 144 училища, осталось - 24. Кто-то по этому поводу переживает?

Когда мы присоединили политехнический техникум, он переживал не самый лучший в своей истории период: набора - нет, педагогический коллектив возрастной, собственная столовая в аренде, питание студентов не организовано, вместо полутора тысяч студентов (по проекту) обучаются всего около 400. Мы перевели туда две своих специальности с преподавателями, студентами ­­- порядка 300 человек, создали 4 дополнительных компьютерных класса с нуля «под ключ», провели оптоволокно, через суд освободили столовую от арендаторов, закупили необходимое оборудование. И все это за один год.

- В сентябре систему среднего профобразования ждет мониторинг эффективности. Он пройдет по тем же принципам, что и скандально известный аналог в сфере высшего образования. На ваш взгляд, каких результатов стоит ожидать от этой процедуры?

- В обсуждении критериев участвовали директора, специалисты Челябинского института развития профобразования, и я не боюсь, что меня будут измерять по этим критериям. Они абсолютно правильно отображают деятельность современного учебного заведения.

Давайте подумаем: как родитель выбирает учреждение для своего ребенка? Наверно, потому что кто-то тут учился, потому что есть отзывы, сайт и доступная информация об учреждении, потому что есть реклама. И этот имидж надо формировать, взращивать. Когда наш Павел КРИВОРОТОВ выиграл открытый чемпионат WorldSkills в Москве в номинации «Web-дизайн» среди 48 конкурентов, все начали спрашивать: «Кто, откуда?» А он учится у нас! Но чтобы добиться такой победы, нам надо было создать условия, привлечь грамотных преподавателей, заинтересовать его чем-то сверх учебы.

Я считаю, что деление на эффективные и неэффективные учреждения абсолютно оправдано. Серьезной ошибкой при мониторинге вузов стало объединение одними критериями технических, педагогических, художественных заведений, но подходы должны быть разные.


Нам нужен рейтинг ссузов. Мы - учреждение технической направленности, и мне интересно, на каком мы месте, как по сравнению с другими к нам идут абитуриенты, какой у нас уровень квалификации педагогов, насколько актуальны наши программы обучения. Я как директор должен это знать - такое сравнение заставит подтянуться, дисциплинироваться.


Выходом этого рейтинга должно стать дополнительное финансирование. Например, для первой десятки. Деньги на развитие надо давать сильному, слабому они не помогут. А у нас в системе подход иной: «Сильный и так вытянет, а слабому мы поможем». В результате деньги исчезают, и все остается по-прежнему. А вот теперь, когда оптимизация закончится, слабых быть не должно, а стабильные образовательные организации смогут готовить больше качественных специалистов.


Теги: профобразование, абитуриент, колледж
Автор  Михаил ПОРФИРЬЕВ
Источник  Вектор образованиЯ
Место  Челябинск
Раздел  Профессиональное образование

Возврат к списку

onlain2-zagolovok.jpg onlain2-ekzamen.jpgonlain2-san.jpg onlain3-lizenzii.jpg

Южный Урал        Россия

Мы в социальных сетях

Фоторепортаж

sent_2017__31.JPG
sent_2017__30.JPG
sent_2017__29.JPG
sent_2017__28.JPG
sent_2017__27.JPG
sent_2017__26.JPG
sent_2017__25.JPG
sent_2017__24.JPG
sent_2017__23.JPG

Статистика посещений

Яндекс.Метрика
ООО Ай «Ти Инжиниринг»
© 2011 ООО «Информационное агентство «Вектор Образования» | Сделано в IT Engineering LTD