Вектор образования

Сейчас
Яндекс.Погода

Рассылка

Календарь событий

Ноябрь 2017 г.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Наши партнеры

Наши мероприятия

Научный руководитель центра мониторинга качества образования НИУ ВШЭ Виктор БОЛОТОВ: «Главный риск – оценивать качество образования с целью дисквалификации учителя»

06 февраля 2017

Сегодня в сфере образования действуют различные методики оценки качества работы педагогов и руководителей учебных заведений: многие из них применяются в виде «кнута», чтобы стимулировать тех и других к улучшению показателей. В итоге возможен обратный эффект. Почему ошибочно оценивать качество образования с целью дисквалификации учителя и наказывать за результаты ЕГЭ, рассказал научный руководитель центра мониторинга качества образования НИУ ВШЭ, д. п. н., профессор Виктор БОЛОТОВ.

bolotov_t.jpg

– Что нужно знать рядовому учителю об оценке качества образования?

– Важно понять, как работает учитель с ошибками ученика. Считаю, это ключевой момент. Если после ответа ученика учитель говорит: «Правильно, молодец!» или «Неправильно, садись, два!», то все разговоры про оценку качества образования с этим учителем бессмысленны. То есть первый вопрос для учителя, который хочет заниматься оценкой качества образования, – как он сам работает с оценкой учеников? Но не стоит ждать подсказок от руководства. Вы думаете, завуч и директор знают, что им нужно говорить учителю? Это сам учитель, которому не все равно, должен начать интересоваться, как в мире оценивают качество образования. К счастью, Интернет есть у всех. Есть школы международного бакалавриата, есть ассоциация школ, есть много литературы по этой теме. Ждать, пока кто-то подскажет, быть в пассивной позиции – результата не будет.

– Как удастся расширить оценку, если в школах действует трехбалльная система – 3, 4, 5?

– Недостаточно ребенку дать вектор движения, обозначив его конкретной оценкой. Надо развернуть – что у него получается, а что не получается. Учитель должен понять, что с ошибками ученика можно по-разному работать. Потом можно двигаться дальше – оценивать разные компетенции, которыми владеет ребенок, которые нужны ребенку, чтобы быть успешным по предмету.

– Какие риски несет в себе система оценки качества образования?

– Главный риск – оценивать качество образования для квалификации и дисквалификации учителя и управленца. Если мы будем оценку качества образования применять исключительно для того, чтобы найти и наказать, – считайте, загубили школу и учителя. Цель оценки – подготовка управленческих решений, рост качества образования, а вовсе не квалификация или дисквалификация. 


Когда учителей или директоров школ наказывают за плохие результаты ЕГЭ, для меня это пример дурного использования результатов оценки качества. 


Сейчас по ВПР начнут сравнивать – это все идет во вред системе. Поэтому вопрос интерпретации, анализа результатов оценки стал ключевым вопросом при проведении любой процедуры оценки качества образования.

– Если не знаем, как распорядиться результатами, лучше не оценивать?

– Да. Я так говорил, когда был руководителем Рособрнадзора, и сейчас остался верен своим словам. Многие люди тогда предлагали: «Давайте измерим это». А на вопрос «зачем?», отвечали: «Чтобы было». Таким людям я отвечал, что, если вы ученые – проводите исследования, договаривайтесь с директорами школ, детьми, родителями, чтобы измерить, к примеру, как форма уха влияет на успеваемость по географии. Но если вы хотите ввести обязательную процедуру и гарантировать регулярность исследований, то вы должны объяснить всем, зачем и для чего вы проводите такую оценку, как могут быть и будут использованы результаты, а также какие риски могут быть.

– Есть ли пример идеального использования результатов оценки качества образования?

– Одна из лучших в мире – австралийская система NAPLAN, которая сегодня успешно реализуется на практике. Во-первых, в ней есть оценка каждого ученика, есть контекстная информация. Школы сравниваются и с похожими школами, при этом оценивается прогресс каждого ученика. Проводятся семинары, связанные с лучшими практиками в похожих школах, потому что важно не заниматься сравнением огурцов и помидоров по цвету и вкусу. Никто не использует эту систему для наказания, но родители распоряжаются этой информацией для правильного выбора школы, подходящей для ребенка.

– Но ведь никто не запрещает нам переориентироваться на опыт других стран?

– Когда наша команда вводила ЕГЭ, мы изучали опыт многих зарубежных стран, у которых были национальные экзамены. Мы сделали свою систему, но при этом опирались на международный опыт. Другое дело – ВПР, которых сегодня нет ни в одной стране мира, кроме России, это наше кондовое российское изобретение. Мы перестали изучать чужие практики, ориентироваться на лучшие достижения. Это важно, потому что мониторинг – не разовый срез, он предназначен для отслеживания динамики в течение трех-пяти лет, за год понять эффект невозможно. Должен быть инвариант в мониторинге. Должны быть вопросы одни и те же, конечно, мы можем и добавлять в течение времени к этим вопросам какие-то другие, более актуальные…

– Насколько важна привязка критериев оценки к общественно-политической ситуации, экономическим процессам в стране?

– Есть международные договоренности по поводу того, что считать качеством образования, и они отражаются в исследованиях TIMMS, PISA, PEARLS. Ведущие эксперты мира пришли к некоторому компромиссу, что следует называть качеством образования. В середине прошлого века было популярно оценивать качество образования через функциональную грамотность, сейчас в мире активно обсуждаются четыре «К» – способности к коммуникации, критическому мышлению, креативности, коллаборации. Последнее слово на русском несет негативные коннотации, и мы его заменяем на слово «сотрудничество». Есть некоторые мировые тренды, и они меняются. В частности, в ответ на создание цифровой экономики стали особое внимание уделять цифровой грамотности.

Важный сюжет – конъюнктурный. Меняется министр и говорит: «А для меня главное – здоровье детей», и появляется новая методика, связанная со здоровьем детей. Сейчас новый тренд – патриотизм. Патриотизм – нормальное направление, только нельзя у детей его мерить. Один ребенок на 90 процентов патриот, а другой – только на 5. Это бессмысленное суждение, особенно если после него последуют оргвыводы: плохих патриотов быстренько построили и повели перевоспитывать куда-нибудь, а хорошим патриотам тут же морковок надавали. Если морковки будут большие – скоро будут все патриоты. В жизни патриотизм можно измерять, но через среду школы: флаг России на стене, гимн, хороший школьный музей.

– Можно подробнее, что представляет собой система четыре «К»?

– Здесь надо говорить не о введении уроков, на которых будут изучаться эти четыре «К», а о создании условий, когда это «К» выращивается. Например, если мы надумаем проводить уроки критического мышления, лучше от этого никому не будет. Мы научим детей спекулировать: задавать дурацкие вопросы научить легче, чем отвечать на них. Я знаю школы, где это сделано.

ТРИЗовские методики – это креативное мышление. Любой учитель может ставить перед ребенком проектные задачи, тогда можно говорить о креативе. Предметное знание нужно, но не всегда позволяет человеку быть успешным в жизни. Поэтому утверждается, что коммуникативность, критическое мышление, креативность и коллаборационизм – способность к сотрудничеству – это компетенции, которые нужны любому человеку, чтобы быть успешным в XXI веке. А еще десяток формул из физики и химии – надо будет, и выучит.

– Проектный подход сегодня уже активно внедряется в школах. Везде ли успешно?

– Я приезжаю в школу, в которой утверждают, что работают по проектам. Спрашиваю: а как вы работаете с неудачными проектами? Отвечают, что таких нет. Тогда мне с этим методом все понятно – это имитация! На самом деле хорошие учителя из неудачного проекта могут извлечь гораздо больше пользы для детей, чем из проекта, который всех победил. Разобраться, что сделали не так, чего не хватило, может, даже полезнее, чем пустая бравада.

– По последним результатам TIMMS российские дети показали очень хорошие знания, а по PISА получше по сравнению с прошлым, но до лидеров далеко. Почему так происходит?

– По TIMMS мы всегда выглядели хорошо и даже добавили по сравнению с прошлым исследованием. Надо сейчас провести анализ, с чем это связано. Некоторые чиновники, правда, утверждают, что уже знают, с чем это связано. Поспешно, я бы сказал.

По поводу PISА: новые стандарты в школе позволят получить и там хорошие места, поскольку они связаны с компетентностным подходом, с использованием знаний в жизни. Учитель химии Марс ВАХИДОВ учит детей, как находить химию в жизни. Этот учитель и такие, как он, позволяют надеяться, что движение вперед будет. Для него формулы – не самоцель, он ищет химию в окружающем мире. Если мы перейдем на стандарт неформально, то и в PISА будем впереди.

– Насколько важно регионам разрабатывать свою методику оценки качества?

– То, что должна быть система оценки качества образования на федеральном, региональном, муниципальном и на школьном уровнях, – для меня неоспоримое утверждение, другое дело – где у нас сегодня для этого хватает мощности – финансовой и интеллектуальной. Где хватает человеческого потенциала? В Челябинской области интеллектуальной мощности достаточно, и воли хватает, а вот на муниципальном уровне далеко не все могут позволить себе иметь такую роскошь, как собственную систему оценки качества образования. К счастью, это понимается, и создается кооперация этих муниципалитетов под названием «агломерация».

– У нас есть закрытые административно-территориальные образования, они говорят, что у них есть отличия…

– Больше приговаривают, наверное, хотят, чтобы были отличия. Конечно, социально-экономический статус семей в ЗАТО выше, чем в малом городе или области, в сельском районе. Это точно, это и есть отличие. Значит, результаты ЕГЭ у них должны быть выше. А так ли всегда бывает? Надо смотреть. Безусловно, в ЗАТО гораздо проще логистика между учреждениями культуры и образования – дома культуры, музеи. А как они это используют в интересах детей? Я из Красноярска, там тоже хватает номерных городов со своей спецификой, и немного знаю про эти города. И уверен, что в ЗАТО точно хватит потенциала создать внутри себя систему ОКО, и денег хватит, и интеллектуального потенциала. Но говорить, что мы – умы, а вы – увы, не стоит.

– О модернизации педагогического образования хочется поговорить. Вы из этого процесса вышли?

– Да, я отказался руководить координационным советом по педагогическому образованию, поскольку не согласен с рядом утверждений министра. Во-первых, отказ от педагогического бакалавриата. Герценовский институт выпускает бакалавров с 1993/94 года. Придите, посмотрите, какие там бакалавры – плохие или хорошие. Далее. В педагогическую магистратуру можно поступать только после педагогического бакалавриата – это бред! Как раз выпускники инженерных вузов, выпускники классических университетов, у которых нет работы и которые хотят идти в школу, им-то как раз было бы здорово пойти в педагогическую магистратуру и научиться работать с детьми. Я выпускник классического университета, математик. В старшей школе совершенно спокойно буду преподавать, лучше в профильной, математической, а в пятый класс под страхом смертной казни не пойду.

Знаю, Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет будет продолжать модернизацию педагогического образования. Я знаю Владимира САДЫРИНА, знаю его команду, мне очень нравится консорциум педагогических университетов, который создали коллеги из Перми, Башкирии, Кургана, Оренбурга, Екатеринбурга, Мордовии. Это интересное сетевое сообщество педвузов, у которых большое будущее по модернизации педагогического образования.


Теги: оценка, качество образования, результаты, PISA
Автор  Алла МИРОНОВА
Источник  Вектор образованиЯ
Место  Челябинск

Возврат к списку

Южный Урал        Россия

Мы в социальных сетях

Фоторепортаж

pobediteiy_olimp__77.jpg
pobediteiy_olimp__76.jpg
pobediteiy_olimp__73.jpg
pobediteiy_olimp__72.jpg
pobediteiy_olimp__71.jpg
pobediteiy_olimp__70.jpg
pobediteiy_olimp__69.jpg
pobediteiy_olimp__68.jpg
pobediteiy_olimp__67.jpg

Статистика посещений

Яндекс.Метрика
ООО Ай «Ти Инжиниринг»
© 2011 ООО «Информационное агентство «Вектор Образования» | Сделано в IT Engineering LTD