Вектор образования

Сейчас
Яндекс.Погода

Рассылка

Календарь событий

Октябрь 2017 г.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Наши партнеры

Наши мероприятия

Учитель информатики, представитель Школьной лиги РОСНАНО Анатолий ШПЕРХ: «Запрет соцсетей для детей – это полный маразм»

07 июля 2017

В обществе ищут способы оградить школьников от негатива и призывов к самоубийству. Депутаты Ленинградской области выступили с инициативой в Госдуме РФ запретить доступ в соцсети для детей в возрасте до 14 лет. Профессиональное сообщество ответило резкой критикой, после чего общественники провели опрос россиян (60 % поддержали запрет). О влиянии соцсетей на развитие ребенка и рисках запрета рассказал учитель Школьной лиги РОСНАНО, руководитель проекта «Раннее инженерное развитие детей» Анатолий ШПЕРХ.

shperh_t.jpg

– Как вы отнеслись к инициативе запрета соцсетей?

– Запрет соцсетей для детей – это полный маразм. Эта инициатива не заслуживает рассмотрения не то что в Госдуме, а вообще нигде. Никто не спорит, что опасность в соцсетях есть, но нужно говорить о ней на профессиональном уровне. То, что предложили депутаты, не имеет вообще никакого отношения к детям, а больше напоминает неудавшуюся пиар-кампанию.

Знаете, это из разряда предложений «Ксанф, выпей море!», когда обещать выпить море – вовсе не значит обещать выпить воду из всех рек, которые в него впадают. Здесь то же самое. Опасность от соцсетей во втягивании детей в виртуальную жизнь, которая со временем подменяет им реальную, потому что компьютер и телевидение дают ребенку яркую и сочную картинку, которой хочется заменить унылый пейзаж за окном. 


Подмена возможна только в одном случае, когда вместо настоящей реальности – пустота: ребенку нечем заняться в обычной жизни, он уходит в онлайн.


Бороться с этим можно только одним способом – организовать интересный досуг, привлечь к спорту, путешествиям, хобби. При этом одна из основных задач образования – обучить детей умению работать с большим количеством информации, поступающей извне. Работа в соцсетях – одно из главнейших умений, которое очень пригождается в жизни. Основной источник информации у человека, жаждущего новостей в своем профессиональном кругу, – это соцсети. Если ты умеешь организовать вокруг себя профессиональное сообщество, включать в свой информационный вакуум правильные источники, то ты имеешь то, что тебе нужно. Я не приму в свои друзья в соцсетях того, кого не считаю профессионалом, – с помощью такого фильтра постепенно формируется нужная профессиональная сеть.

– Вы сами активный пользователь соцсетей?

– У меня в Фейсбуке порядка 4 тыс. друзей – ежедневно они «приносят» мне профессиональную информацию, которая для меня важна и интересна. И я тоже вкладываю свою лепту в ленты, делюсь открытиями. Как говорит учитель из Сахалина Иван ТРАВКИН, «школа там, где учитель». Любое место может стать школой, где появляется педагог, – это применимо и к соцсетям. Ты приходишь в сеть, формируешь сообщество, и только от тебя зависит, каким оно будет. Конечно, для педагога нужны определенные ограничения в соцсетях, не должно быть вседозволенности, пошлости и других перекосов. Для меня важно, что сеть не просто поставляет мне информацию, она позволяет мне генерировать идеи, и это важно в образовательном процессе.

– ФГОСы не предусматривают интеграцию с соцсетями…

– Нет, конечно, но они содержат в себе много полезной информации, их нужно уметь правильно читать. К примеру, ФГОСы предполагают развитие в образовательном процессе межпредметных связей, что далеко не в каждой школе можно наблюдать. Я обожаю STEM (Science – естественные науки, Technology – технологии, Engineering – инжиниринг, проектирование, дизайн, Mathematics – математика) – это если не «серебряная пуля», которая позволяет поразить любую мишень, то серьезный вызов, способный обновить подходы и методики преподавания. STEM объединяет разные направления образования, которые в нашей школе пока объединиться никак не могут в силу отсутствия межпредметных связей. STEM предполагает, что знания физики, химии, биологии, математики используются на одном занятии.

– Но сейчас у нас тренд на подготовку инженеров, обучение естественным наукам.

– Хорошо, что такое инженерное образование? По-моему, это то, что позволяет ребенку придумывать способы изменения мира при помощи технических устройств. Он должен уметь воплощать идеи за нужное время, определенными техническими средствами и при лимите ресурсов. Три кита закладывают основу инженерного образования.

Заметьте, все современные открытия осуществляются сегодня на стыке наук – физики и химии, математики и химии. А если обратиться к теме нанотехнологий – это химия или все же физика? Невозможно отделить одно от другого.

В свое время при развитии нанотехнологий в России столкнулись с проблемой подготовки студентов, которые хорошо разбирались в одной науке, но слыли профанами в другой. Как выяснилось, начало этого процесса было заложено еще в школе, где полностью отсутствовала межпредметность. Проект по развитию естественнонаучного образования Школьной лиги РОСНАНО предусматривает тандем естественных наук с экономикой, это очень важно сегодня. Много интересных проектов по развитию инженерного мышления есть у других корпораций, с которыми я сотрудничаю многие годы.

– Много говорится об инженерном мышлении у детей. Что это?

– Такое мышление позволяет соединить теорию и практику, позволяет, с одной стороны, представить мир, который есть, с другой – тот, который хотим получить, и генерировать всевозможные способы достижения желаемого. Такое мышление предполагает большую практикоориентированность учеников, а не только опору на полученные в школе знания.

– Вы способны в своих учениках разглядеть будущих изобретателей?

– Это очень сложный вопрос. В моей школе инженерного мышления в Питере есть чудесный ученик, который не выполняет рекомендаций, не следует правилам, по всем стандартным критериям оценки знаний он неуспешен. Как только я начинаю ставить задачу по техническому проекту, он улетает куда-то в свой мир, не делая план проекта и чертежи. Но во время сдачи работы он каждый раз выдает что-то гениальное, пусть даже не совсем связанное с задачей проекта. Да, он делает другое, не то, что нужно мне. Но делает это гениально! Можно ли из такого ребенка подготовить специалиста, который с легкостью встроится в инженерное сообщество? Сегодня инженерия предполагает коллективный труд, а не труд изобретателей-одиночек. Будет ли он востребован – большой вопрос. Жалко, если школа не сможет развить в нем задатки к открытию чего-то абсолютно нового.

– На уроках вы ломаете систему «наставник – ученик», не требуя строгого выполнения заданий?

– Нет, я ломаю парадигму телеграфа, когда учитель телеграфирует ученикам знания, а они благодарно их воспринимают. Эта конструкция не работает в принципе. Она и в советские годы не очень хорошо работала, но авторитет учителя был слишком большой для ребят, поэтому удавалось работать по этому принципу.


Жесткие рамки на уроке предполагают работу по образцу, повторение того, что говорит учитель, а это самое плохое, что может быть в педагогике. 


Сегодня нет того, кто умнее всех, и учитель – не исключение. Каждое свое занятие начинаю с того, что говорю ребятам: «Не я буду вам рассказывать, а мы вместе будем создавать и разбираться в теме, потому что я тоже могу ошибаться». У меня нет требования абсолютной тишины на занятиях, дети не должны быть немыми на уроках. Ученикам не запрещаю общаться, пусть обсуждают, как сделать лучше, ищут совместные решения – гораздо хуже следовать бесприкословно инструкции.

Самое сложное для педагога – найти сочетание между свободой и работой, но почему-то большинство людей считает, что работа возможна только строем. Это совершенно не так!

Провести на ура занятие – полдела, важно сделать так, чтобы у детей после него что-то осталось в голове, чтобы они поняли, что у них получилось, а что нет, разобрались почему. Если все получилось сразу – это очень плохо, значит, занятие провалено. Очень важно ошибаться в процессе образования, если ошибаешься, значит, думаешь, а не идешь проторенной дорожкой, делая задание «под копирку».

Ребенок рождается сформированной творческой личностью, задача педагогов – не дать перекрыть творческие способности. Конечно, невозможно заранее спланировать будущую профессию и сказать человеку: «ты будешь физиком» или «ты будешь химиком». Ведь выбор вида деятельности – это его некое свободное волеизъявление. Чтобы оно было правильно сформулировано не в 4 года, а попозже, нужно над этим работать, воспитывать гармоничную личность.

Французский архитектор Ле Корбюзье долгие годы посвятил созданию человека с идеальными пропорциями, причем идеального с точки зрения экономических процессов. В итоге у появившегося идеала получились большие руки-клешни и маленькая голова, потому что руками человек работает больше всего, а головой – меньше всего. Педагог, как архитектор, видит каждого человека по-своему, но, если честно, не хотел бы я своего ребенка отдать на обучение этому французскому архитектору.

– Сегодня «под копирку» пытаются транслировать лучшие образовательные методики на школы-аутсайдеры. Эффект возможен?

– Эффект будет в любом случае, но вопрос – какой? К примеру, я преподаю в лаборатории непрерывного математического образования, у меня на занятиях собираются лучшие дети-математики. Со своей стороны я понимаю, что я пальцем о палец могу не стукать, чтобы они освоили даже самый сложный материал. Вопрос – это моя заслуга? Нет. Они талантливы и образованны, и это не моя заслуга. Они ко мне пришли за новыми знаниями и умениями, я могу придумать для них курс углубленного изучения математики, пускай они решают сложные задачки на развитие интеллекта, кстати, они с удовольствием это делают, потому что у них есть для этого необходимые знания, способности и талант. Могу ли я транслировать эту же методику обучения на сельскую школу? Думаю, дети сразу взвоют от этих задачек и правильно сделают. С другой стороны, есть большое количество интересных методик, которые развиваются в обычных школах, потому что у них денег побольше, кадры посильнее – в этом смысле методическая поддержка от них уместна и необходима.

– Как вы считаете, учебники в их традиционном виде изжили себя?

– Да, дети привыкли воспринимать информацию по множеству каналов, неспособны удерживать внимание долгое время, листая учебник. Сегодня доля визуальной информации зашкаливает, а текстовой стремится к мизеру. Наше поколение из текстовой цивилизации, нам сложно понять, что текст – не единственная форма подачи информации. Кстати, история книги насчитывает больше, чем последние сто лет, – такая же революция произошла, когда свитки заменили на кодекс. В древности была линейная подача информации – свитки обычно медленно разворачивали, а книги сломали этот принцип, позволив перескакивать при желании сразу в конец текста.

–Есть противники домашних заданий в школах. Их вы поддерживаете?

– Я не люблю домашние задания, но не хотелось бы, чтобы дети отключались от темы со звонком. Важно, чтобы они оставались на связи какое-то время, и с этой точки зрения домашнее задание – нужная вещь. Математикам нужно «набить руку» на решении задач, но порою ребенок тратит по 3–4 часа в день на это. Если честно, мне жалко этого ребенка.

– Как относитесь к всевозможным рейтингам в образовании? Все ли можно достоверно измерить?

– Не так давно нашел интересное исследование про школьный буллинг – агрессию, травлю учеников в организациях, есть еще кибербуллинг (травля в соцсетях). Так вот, общественники пришли к выводу, что чем пафоснее школа, тем выше в ней уровень агрессии.

Элитные школы априори нацелены на успешность по всем ключевым показателям, человеческие вещи зачастую уходят на второй план, первичен результат – итоги ЕГЭ, ВПР и другое, но не отношения между учениками. В гонке за лучшими показателями оказывается очень легко не заметить ребенка. У какой школы больше компьютеров, у какой выше балл ЕГЭ, какая из них вошла в рейтинг ТОП-500 – разве это важно?


Та система рейтингов, которая выстроена сегодня, – это путь в никуда. 


В большей степени эта система основана на фальшивках. Меня удивляют попытки замерить уровень патриотизма в отдельных школах. Это как?

Для меня идеальным вариантом оценки качества образования был соросовский проект, когда качество работы учителя оценивали его ученики. Это правильный подход. Только дети могут оценить по прошествии времени, хороший был учитель или плохой.

Сегодня одни школы гонятся за рейтингами, другие примеряют лучшие практики обучения детей, есть те, кто держится особняком, делая ставку на инженерное мышление и инновации, но, по сути, все пытаются нащупать одну и ту же дорогу в темной комнате. В образовании важно идти не от идеальных моделей и лучших практик, а от ребенка. Нужно слышать ребенка, и все получится.


Теги: соцсети, РОСНАНО, изобретение
Автор  Алла РОМАНОВА
Источник  Вектор образованиЯ
Место  Санкт-Петербург
Раздел  Общее образование

Возврат к списку

onlain2-zagolovok.jpg onlain2-ekzamen.jpgonlain2-san.jpg onlain3-lizenzii.jpg

Южный Урал        Россия

Мы в социальных сетях

Фоторепортаж

sent_2017__31.JPG
sent_2017__30.JPG
sent_2017__29.JPG
sent_2017__28.JPG
sent_2017__27.JPG
sent_2017__26.JPG
sent_2017__25.JPG
sent_2017__24.JPG
sent_2017__23.JPG

Статистика посещений

Яндекс.Метрика
ООО Ай «Ти Инжиниринг»
© 2011 ООО «Информационное агентство «Вектор Образования» | Сделано в IT Engineering LTD